Человек и ледокол. Элита, которой мы не знаем

Капитану Геннадию Антохину присвоено звание Героя Труда. Повод сказать добрые слова о человеке, которого, по-хорошему, следует знать без всякого повода.

Три десятка лет, с 1982-го по 2012-й, он водил ледоколы Дальневосточного морского пароходства (ДВМП-FESCO). Антохин – достойный преемник таких героев арктических трасс, как начинавшие ещё до революции Троян, Миловзоров и Дублицкий, пришедшие им на смену Готский, Хлебников, Инюшкин

С оправданным, а потому невозбранным пафосом можно утверждать: российский ледокольный флот – не просто лучший, а, по большому счёту, единственный в мире. Подобного опыта ледового плавания в самых горячих холодных точках планеты нет ни у кого.

Капитаны, воспитанные Севморпутём и Восточным сектором Арктики, – каста, лучшие из лучших. Их меньше, чем космонавтов. Их ценят во всём мире. Вспомним, как в 1988 году по просьбе Штатов ледокол «Адмирал Макаров» (капитан Сергей Решетов) и снабженец ледового класса «Владимир Арсеньев» (капитан Руслан Зайнигабдинов) спасали китов из тисков пакового льда у северного берега Аляски. Об этой операции, названной «Прорыв», на Западе – не у нас – сняли фильм «Все любят китов».

Другая история: 2005 год, ледокол «Красин» под командованием Виктора Ковальчука идёт из Владивостока в Антарктиду выручать полярников станции Мак-Мёрдо (США). Американские ледоколы справиться с морем Росса и обеспечить проводку каравана с топливом и продуктами не сумели – пришлось приглашать наших.

Геннадий Иванович Антохин много лет обеспечивал северный завоз, спасал жизни, готовил кадры. В 1985 году, командуя ледоколом «Владивосток», освобождал из антарктического ледяного плена научное судно «Михаил Сомов». В 2011-м – уже капитаном «Адмирала Макарова» – участвовал в спасении целой рыбацкой флотилии, затёртой ледовыми полями Охотского моря. На давно заслуженный отдых не уходит – трудится капитаном-наставником в родном пароходстве.

Помню его слова: «Мы – рабы моря и не за деньги там работаем»…

Награда Антохина – повод не только поздравить его и всех ледокольщиков, но и задаться вопросом: а что такое элита? В нашем сегодняшнем понятийном аппарате по этой части – какой-то дурной перекос.

Мы привыкли иронизировать над советской практикой прославления доярок и хлеборобов, но в ней был важный социальный и этический посыл: уважение к человеку труда, а не к какому-нибудь болтуну. Подлинными суперзвёздами были лётчик Чкалов, капитан Щетинина, шахтёр Стаханов, челюскинцы и их спасители… Много ли сегодня рядовой соотечественник знает фамилий лётчиков, капитанов, даже космонавтов, не говоря о шахтёрах? Да, сегодняшний труд – не социалистический, но без него – никуда и в самом постиндустриальном, постмодернистском мире. Хипстеры нас (и никого) не спасут.

Принято иронизировать и над «производственными романами». Но как бросить камень в такие шедевры жанра, как «Территория» Куваева или «Момент истины» Богомолова? Производство – в самом широком смысле – никуда не исчезло. Не надоело читать о страданиях журналистов, рекламщиков и прочих офисных обитателей?

У нас есть учёные, ищущие на дне морском лекарство от рака, есть герои и мученики новейших горячих точек, есть пахари, профессура, такие вот труженики моря, как Антохин (одновременно с ним звание Героя Труда президент присвоил авиастроителю Полякову, худруку детской школы искусств Кажлаеву, трактористу Бондаренко и машинисту крана Сусляковой).

Не пора ли сместить фокус в сторону настоящей элиты, оставив бессмысленных и бесполезных медиаперсон, блогеров, светских хищников? Или – о трактористах неинтересно? Или – нет соцзаказа?

…Несколько лет назад режиссёр Хомерики снял фильм «Ледокол» по мотивам той самой истории 1985 года. «Сомов» в кино переименован в «Громова» (первый – некогда знаменитый полярник, второй – ещё более знаменитый лётчик; многие ли помнят теперь эти фамилии?). «Ледокол» аттестован как фильм-катастрофа, но на деле катастрофы не случилось – как раз благодаря Антохину. С реальностью это кино, правда, соотносится слабо: многое придумано, перековеркано… Но отправная точка – совершенно правильная: среди нас живут герои, вокруг нас случается удивительное. С ходу можно назвать ещё пару десятков фамилий – хоть романы пиши, хоть кино снимай.

Страна должна знать своих героев, и тут хороши все средства – от орденов до важнейшего из искусств.

 Фото: morvesti.ru