Анна Долгарева: Донбасс. Не отворачивайтесь

Пошумели про Донбасс – и замолчали. Майские длинные выходные, не до того. Отдыхать надо.

...Сегодня украинский снаряд прилетел на площадку детского сада в Донецке, возле шахты Челюскинцев. Детей успели увести, когда обстрел только начался. Сколько их – таких иссеченных осколками детских садов – я видела на Донбассе. У Евгения Лукина было – про другую войну:

«Вот оплот сепаратизма – детский сад.
Перекрытия лохмотьями висят.
Как в копеечку легли десятки мин.
Хорошо с пристрелкой было у румын».

А вчера в пресс-службе ВС ДНР сообщили о трех погибших бойцах. Наших. Начался обстрел – это война, детки. Три человека погибло. «Ответным огнем сил ДНР огневые точки были подавлены. Потери ВСУ составили двое погибшими и один раненый».

Не размен кровь за кровь, но кому нужен такой размен на войне? Звучит цинично, но задача на войне – подавление огня противника.

В ЛНР тоже в четверг погиб боец, до этого еще одного ранил снайпер. Но если в ДНР есть опция разрешения на ответный огонь, то в ЛНР она практически отсутствует.
Киевский район Донецка остался без воды после артиллерийского удара по водопроводному узлу.

Это все – только последние три дня. Три дня майских праздников, длинных выходных. Никто не читает новостную ленту на майские праздники. Никто не хочет портить себе настроение сводками с фронта.

Тут ведь как? Второго мая все помнят: была Одесса. Были десятки сгоревших, жестоко убитых людей. Семь лет назад. Вспомним. Скорбим. Это хорошо, это правильно, только не стоит забывать, что помимо этого – еще вот прямо сейчас люди гибнут.

Не дежурные отмашки, не дежурные рамочки для фото на «Фейсбуке», а живое сопереживание нужно людям. И да – простите – гуманитарщики особенно жалуются на то, что о Донбассе забыли. Потому что гуманитарщики – это те, кто сталкивается с проблемой на практике, им-то на пожертвования незабывших закупать – кому бронежилеты и полевку, кому тушенку и подгузники.

Некоторые вещи страшно видеть. Хочется отвернуться, но – иди и смотри. Иди и смотри на растерзанные тела защитников Республик, на снаряды на детской площадке, на мальчика Владика, которого убил украинский беспилотник в начале апреля, и его маленькая хрупкая мама плакала и просила меня рассказать об этом, чтобы не убивали других детей. Эту маму с молочно-белой кожей и распухшими от слез глазами не услышали, иначе не было бы сегодняшнего снаряда на детской площадке.

Мы все, каждый из нас – не винтик. Наше пристальное внимание – оно имеет значение. Когда много людей отдает проблеме жар своего сердца, это не могут не заметить в больших кабинетах. Понимаете? Мы все – мы имеем значение.

Поэтому я прошу, умоляю – не отворачивайтесь. Вместе мы сможем сделать судьбу Донбасса лучше. Хотя бы немного. Каждый из нас может сделать что-то – перевести деньги на пресловутую пачку подгузников или кабель полевки, помочь какой-нибудь несчастной донецкой маме – и не молчать, не молчать, не молчать.

Мы все не должны молчать.

Федеральные каналы обращают внимание на Донбасс тогда, когда видят, скажем так, рост интереса к этой проблеме, это законы медиа. Но это же работает в обратную сторону: когда федеральные каналы молчат, люди начинают думать, что война закончилась, наступило перемирие, все спокойно.

Это не так.

Там идет война, там убивают людей.

Не отворачивайтесь.