Увы, он не ОКН. Предлагаем ввести обязательный курс для чиновников

РЖД хочет, чтобы все было красиво. Чтобы летели по стране новехонькие поезда. И выходили что б из них красивые люди, ступали б на безупречные вокзалы. 

Да кто же этого не хочет?

И чиновники хотят, и пассажиры желают. Но есть небольшой нюанс: если с поездами все более или менее ясно – каждый новый лучше, функциональнее предыдущего, то вокзалы бывают разные. Есть новострой, требующий обновления, ремонта, есть устаревшие конструкции, подлежащие сносу, а есть старинные сооружения, обладающие культурно-исторической ценностью. 

Таким, например, является железнодорожный вокзал станции Токсово Октябрьской железной дороги.

Он был построен перед самой революцией, в 1916 году по проекту архитектора Урхо Пяллия в стиле северный модерн. Необычное деревянное здание сложной конструкции простояло сто лет без кардинальных изменений. В 2008 году его стыдливо прикрыли сайдингом. 

Здание вокзала носит еще и литературную ценность – оно упоминается в нескольких десятках литературных произведений, его посещали Хармс и Маршак, Грин и Ахматова.

27 декабря 2011 года здание включили в перечень № Окт-94 «О сохранении памятников материальной и духовной культуры Октябрьской железной дороги».

Но этот список старый, никому сегодня не нужный и не интересный. С 2019 года граждане, активисты, градозащитники требуют внесения здания в список объектов культурного наследия (ОКН) Ленинградской области. Весной 2020 года им было в этом отказано, а весной 2021-го АО РЖД приступило к «реконструкции», первый этап которой был завершен 24 апреля 2021 года. 

Здание попросту снесли.

Нет здания – нет проблем. Нечего отстаивать, объект тревог, волнений и беспокойств отсутствует. Новая этика, новая «реконструкция», реалии сегодняшнего дня.

«Сделаем новый, всего делов. Он будет – не переживайте – очень похож на старый. Вы даже ничего не поймете. Какая-такая культурная ценность? А сколько это в биткоинах?»

Предлагаем ввести обязательный курс для чиновников «Сохранение объектов культурного наследия как часть вашей, товарищи, работы». С непременной сдачей экзаменов, чтобы все памятники архитектуры нашей страны от зубов отскакивали. И ответственность предусмотреть, да-да, «за уничтожение объектов». 

Много вариантов, конечно, есть. И создание «живых», не «мертвых» комитетов по надзору «с полномочиями» и специалистами, и определение обязательных «зон ответственности», закрепленных за каждым градоначальником, и так далее, и так далее.

Но систему нужно выстраивать. А для этого необходима как минимум воля.

А пока суть да дело, споры да сносы, старый вокзал исчез. «Будто не существовало на свете». 

«Он, к сожалению, был не ОКН», – вспомнит деревянный сруб старый дедушка, вздохнет и поведет внука в новый, современный каркасно-щитовой, светлый и просторный Токсовский вокзал.