Андрей Бабицкий: Фашизм жив

Раньше многие из нас свято верили, что такая пропозиция как права человека – это вполне объективная реальность, необходимая и вполне осуществимая при наличии желания и культурной традиции вещь.

Для нас было очевидно, что ряд западных стран, обладающих в силу более продвинутого общественного устройства, обзаведшиеся институтами демократии, просвещения и этикой высочайшего гуманизма, сумели в границах своего ареала сформировать механизмы действенной защиты базовых прав человека. Сначала – права на жизнь и безопасность, а потом и разнообразных политических прав: свободы слова, собраний, вероисповедания, парламентаризма etc. И сумев построить в своем крохотном в сравнении с остальным миром пространстве куда более справедливое общество, они могут требовать от остальных равняться на них как на пример, осуждать чужие авторитарные практики, предлагать перенимать свой опыт в режиме свободного, не облагаемого налогами заимствования.

Даже не после развала СССР, а гораздо раньше, Запад представлялся многим прекрасной планетой, где люди равны и счастливы, где каждый в состоянии добиться справедливости – он выглядел как мир, который живет и дышит правдой. Отсюда идея 90-х годов прошлого века: реформировать Россию по западным лекалам.

Нынешние времена стали периодом крушения блестящей, но основанной на исторической лжи иллюзии. Дело в том, что нищие страны просто не способны поддерживать и внедрять в собственную жизнь концепцию прав человека. Для того, чтобы человек не оставался бездомным и гонимым сиротой, которого не оберегает закон и само общество, граждане должны иметь определенный уровень благосостояния. Только не коррумпированный суд может выносить законные вердикты, только тот, кто располагает необходимыми средствами, чтобы оплатить защиту, может отстаивать свои интересы в судебном следствии, только те, кто не прозябает в нищете и вынуждены ежедневно бороться за кусок хлеба, способны наполнить свое существование чувством собственного достоинства такой силы, что оно требует ставить жесткий заслон от произвола государства и общественного хаоса.

Дело однако в том, что мировая нищета – это совсем не естественная вещь. В течение многих веков она существовала и становилась все отчаяннее благодаря колониальной практике тех стран, которые объедены под именем Запада. Европейские государства вместе с присоединившимися к ним после их создания США беззастенчиво грабили весь остальной мир, который не был в состоянии дать им отпор. Именно за счет колоний рос уровень благосостояния западных граждан, а вместе с ним совершенствовалось законодательство и западный человек, повышая свои доходы, обретал вес, который делал его партнером государства, а не зависимым и беспомощным существом.

В это же самое время в Африке, в Индии, в Юго-Восточной Азии (опиумные войны), в других европейских колониях происходил не только грабеж, но и уничтожение миллионов людей, что по меркам прошлых веков вполне сопоставимо с преступлениями гитлеровского нацизма. Кстати, нацизм – совсем не изобретение немцев. Расовая теория имеет чисто британские корни. Самая крупная на тот момент держава, чтобы оправдать грядущие преступления, разделила людей на сорта, разрешив безраздельно владеть имуществом и жизнью тех, кого она записала в худшие. Гитлер, кстати, восхищался британцами – и не национальным характером, а именно идейными достижениями, утверждая, что Британия – это его учитель.

Если вы думаете, что мир как-то кардинально изменился, то это заблуждение. Права человека остаются исключительной привилегией Запада, который стяжал свои богатства вовсе не за счет трудолюбия и законопослушания, как это утверждается. А за счет бесчеловечного расхищения чужих ресурсов, разрушения общественных укладов стран, которые не имели возможности ему противостоять, за счет нацистского подхода к жителям колоний, их рассматривали как существ, которые являются не в полном смысле людьми и поэтому бремя белого человека – это вводить диких туземцев в цивилизацию, вынуждая за это расплачиваться собственной нищетой, утратой традиций и уклада жизни.

При освоении Северной Америки было уничтожено фактически полностью коренное население. Запад не только разрушал общественное устройство порабощенных народов, но и легко прибегал к геноциду. Рабство – отдельная история.

Христианская этика распространяется не только на отношения между людьми, но и между человеческими сообществами. Она вся держится на слове «помоги». Если кто-то слаб, протяни ему руку: помоги обустроить государственность, поделись с ним средствами – культурными, социальными экономическими, Запад же в течение веков вел себя как грабитель с большой дороги, не помогая, а ввергая народы, которые попадали под его контроль в бедность, болезни и общественную разруху. Христианства здесь не было, как не было и простой, не обязательно имеющей религиозные корни, человечности. Благотворительность, зародившаяся как движение в 19 веке – это отчасти лицемерная, а отчасти нет, попытка психологического вытеснения опыта, практиковавшегося европейскими государствами протофашизма.

Сегодняшний нацизм стал куда более изобретательным. Он скрывает свои истинные намерения за демократическими лозунгами и требованиями приструнить авторитаризм. Однако без малейших угрызений совести поддерживает сторонников расовой теории и поклонников Бандеры и Шухевича на Украине, легко закрывает глаза на многотысячные жертвы среди жителей Донбасса и требует вернуть Крым просто как земельный надел, как имущество, считая, что на его жителей, выбравших себе в качестве родного дома Россию, можно не обращать внимания.

Западный фашизм жив и продолжает претендовать на то, что планета принадлежит ему. Но мы, наученные горьким опытом, давно потеряли веру в то, что он способен быть витриной справедливости. Мы считаем его тем, кем он является – примером отъявленного людоедства, которое на протяжении истории меняет формы, оставаясь по сути все тем же фашизмом, который одних людей считает достойными прав, других – причисляет к касте отверженных.

Изображение: кадр из документальноо фильма «Обыкновенный фашизм»