Банковскую тайну раскроют налоговикам: рассказываем, чем это чревато

С 17 марта Федеральная налоговая служба сможет по запросу получать данные, содержащиеся в банковской тайне, включая копии паспортов, доверенностей, договоров, образцы подписей и оттиски печатей. О том, чем это может обернуться для обычных граждан, мы поговорили с генеральным директором юридического бюро «Амелин и Копыстыринский» Александром Амелиным.

– Какие подводные камни могут ожидать физических лиц в результате действия этого нововведения?

– Как таковых подводных камней лично я не наблюдаю, единственное, что теперь надо понимать, что как юридические лица, так и физические лица будут находиться под более серьезным контрольным надзором со стороны налогового органа. Если раньше, до вступления изменений в законодательство, налоговой орган не имел права запросить ряд документов, то с 17 марта налоговый орган имеет полное право видеть и бенефициаров бизнеса, если мы говорим про юридические лица.

Если мы говорим про физических лиц, то налоговый орган может видеть по запросу в банк дополнительно, на кого оформлена ячейка, на кого оформлены дополнительные счета, получать персональные данные в виде копий паспорта и другой личной информации.

– Не будет ли утечек информации, которую будут использовать мошенники? Как происходит запрос данных?

– Налоговый орган с помощью разработанной программы, которая у них уже давно есть и просто расширяется из года в год, делает запрос в банк, налоговый инспектор подписывает данный запрос электронно-цифровой подписью, и дальше банк ему официально по своим каналам отвечает.

Т. е. любые граждане, которые будут ссылаться на то, что они либо работают в налоговой, либо будут иметь какие-то доступы, у них не будет возможности воспользоваться данными персональными сведениями.

Если говорить о том, что сотрудники налоговой службы уже в дальнейшем будут эти данные как-то распространять, безусловно, человеческий фактор имеет место быть, возможно, такие случаи будут, исключать их тоже нельзя.

Но, опять же, для этого есть правоохранительные органы, служба собственной безопасности, которая должна отслеживать, чтобы личные данные граждан и персональные данные юридических лиц не распространялись.

– Получается, по сути, законопослушные граждане и не заметят никаких изменений?

– Для тех, кто не скрывает свои доходы, безусловно, никаких изменений нет, за исключением только одного.

Если мы с вами, предположим, открывали депозитарные ячейки с доступом нескольких людей, где основным съемщиком ячейки являлся Иванов Иван Иванович, а остальные были просто вписаны в договор, и при обычном запросе данный договор не предоставлялся, то теперь, с 17 марта включительно, данные договоры будут предоставляться. И из-за этого и налоговый орган, и в случае если это будут запросы через налоговую другими структурами – они будут видеть, у кого тоже имеется доступ к той или иной ячейке. Это касается также всего, что связано с банковской системой – все работы по счетам, и сделки, и покупка движимого-недвижимого имущества.

Т. е. сейчас это становится все более открытым. Опять же для того, чтобы вывести как можно больше людей из теневого бизнеса.

– Вы это нововведение оцениваете скорее положительно, чем отрицательно?

– Знаете, очень сложно оценивать положительно либо отрицательно, потому что, как говорится, у любой медали есть две стороны. Но, наверное, что касаемо бизнеса, я бы не сказал, что это момент отрицательный, у налоговой и раньше были доступы.

А вот что касается физических лиц, то здесь вы абсолютно правильно сказали в начале разговора, что могут утекать персональные данные.

И не только персональные одного человека, но и тех, кто когда-либо пересекался по тому или иному счету с человеком, по которому делается запрос.

Я бы сказал, что эта мера, с одной стороны, уже вынужденная, потому что мы знаем, у нас с этого года работает закон о криптовалюте, и контролировать его тоже нужно. Но с другой стороны, для законопослушных граждан это более серьезный контроль и надзор со стороны налоговой службы.

Фото: Depositphotos