Михаилу Горбачеву посвящается

Совсем забыл поздравить деда Мишу. Поздравляю!


Деда Миша, ты столько всего пережил. 
Столько и стольких, что порой не укладывается в голове.
Ты пережил 37-й год, 41-й и 45-й. 
Холодную весну 53-го. Февраль 56-го. Апрель 61-го.
Много, много чёрных и красных дат.
Всех замечательных людей вместе взятых.
Ты умудрился пережить даже 91-й год. 
Но не убился, а рассмеялся…
Один твой старший брат знает, чего тебе этого стоило. 
Но ты пережил и его - старшего брата, красного брата, который был тебе как отец. 
Он уже ничего не расскажет.
Ты родился, когда он был безнадёжно, мучительно болен. 
Ты рос, вдыхая его болезненность, напитываясь ею, вырабатывая иммунитет. 
И ты принял оружье из его натруженных рук.
И сдал его в ломбард за ненадобностью.
На вырученное ты купил свободу для всех.
Ах, если бы кто-нибудь смог объяснить тебе тогда, что свободу нельзя купить.
Но ты был в своём моральном праве.
Ты слишком любил мир и всё, что в мире.
И тебя ничуть не смущало, что у твоей любви странный, медный привкус. 
Что на лицах поцелованных ею роятся смрадные мухи пулевых отверстий.
Её гнилозубая улыбка мягко отражалась в твоих восторженных глазах. 
И нет, ничуть не смущала. 
Что ж, надо отдать тебе должное.
Ты умел хранить верность идеалу как никто другой.
Может потому ты со всем и справился. Всё у тебя получилось.
Да, всё и даже больше.
Ты славно пожил. Ты знаешь счастье. Ты храбро бился. Ты видел небо. 
Такой вот ты, деда Миша, неунывающий.
Такой вот неустрашимый.
Такой-растакой.
Деда Миша.
И дай Бог, дай бог.