Сергей Бондаренко на «мировую» не пошёл

Сегодня в Новгородском районном суде продолжилось разбирательство по иску руководителя ОГАУ «АИК» Сергея Бондаренко к Алексею Чурсинову, Антонию Кишу, редакции «Ваших новостей» о защите чести, достоинства и деловой репутации (о начале процесса – здесь). 

Как уже сообщалось, ущемление своих прав Сергей Бондаренко усмотрел в словах депутата Новгородской областной думы Алексея Чурсинова, сказанных в интервью Антонию Кишу «Люди в теме»: что творится в ОГАУ «АИК»?», которое было опубликовано в «Ваших новостях» и на «Новгородском портале». 

Цитата, обидевшая Сергея Бондаренко, согласно текста его первоначального иска, была объёмна. 

Сегодня, в уточнённых исковых требованиях, он сократил её до одного предложения. 

Теперь он просит суд обязать ответчиков опровергнуть (взыскав, кроме того, с каждого по 50 тысяч рублей) лишь одно предложение из выступления Алексея Чурсинова: 

«То есть, получается, Бондаренко себе зарплату повышает, а, так сказать, у сотрудников зарплата падает». 

С миротворческим предложением выступил сегодня создатель передачи Антоний Киш. В слегка сокращённом виде это предложение выглядит так: 

– Лично я со своей стороны предлагаю мировое соглашение. Я готов опубликовать на сайте «Новгородского портала» всё, что скажет господин Бондаренко. Если господину Бондаренко противно являться в студию «Новгородского портала», он может записать свой текст, своё видео, своё мнение, свой ответ Чурсинову: я его опубликую абсолютно полностью, в том виде, в каком оно будет. Я думаю, нужно заканчивать просто с этой казуистикой. (…) Я думаю, что это самый лучший выход: просто помириться, и всё. Вот на таких условиях, да. Естественно, без выплаты компенсации, потому что я не вижу, за что здесь выплачивать компенсацию. 

NAM05Y8ODDk

Но Сергей Бондаренко на попятную не пошёл. Его позиция: 

– Ответчиком обо мне с помощью соответчиков распространены не соответствующие действительности факты, порочащие меня в глазах моего коллектива, моих знакомых и неограниченного круга лиц. Оценка этим фактам самими же ответчиками даётся в рамках передачи. Её стоит посмотреть, чтобы понять общую тональность. (…) Мне кажется, что ответчики имели умысел распространить порочащие сведения и нанести мне ущерб. Поэтому мировое соглашение возможно. Мы можем разговаривать о суммах, я понимаю, что Алексей Борисович (имеется в виду Чурсинов – А.К.) – человек небогатый. Но требование об опровержении, причём именно ответчиком на ресурсах соответчиков, той недостоверной информации, которая была распространена, остаётся в любом случае. 

 

W4YevFi1 M8

Официальное торжественное примирение сегодня не состоялось. 

Нельзя не сказать и о том, что Антоний Киш искренне полагает, что в конце вышеприведённой фразы следует поставить не точку, а знак вопроса. Конечно: «То есть, получается, Бондаренко себе зарплату повышает, а, так сказать, у сотрудников зарплата падает», – это одно. А: «То есть, получается, Бондаренко себе зарплату повышает, а, так сказать, у сотрудников зарплата падает?», – совсем другое. Антоний Киш думает, что эта фраза была произнесена Алексеем Чурсиновым с вопросительной интонацией. 

И ответ на вопрос, что есть что, в этой ситуации может дать только беспристрастный специалист. Как ни странно, но истец уже на втором судебном заседании не поддерживает идею о проведении лингвистической экспертизы. 

Хотя, думается, в этой истории она – неизбежность. На моей памяти нет ни одного гражданского дела о защите чести и достоинства, которое бы обошлось без подобной экспертизы. Ведь на что-то (кроме противоположных мнений участников процесса), вынося решение, судья должен опираться. 

Решение о назначении экспертизы будет принято на следующем заседании, которое назначено на 16 марта. Кроме того, в этот день судья должен принять решение по ходатайству, заявленному Алексеем Чурсиновым и его представителем, о передаче дела в арбитражный суд. 

Лингвистическая экспертиза – дело долгое. Запасайтесь, уважаемые зрители, попкорном! 

Фото автора