Сын: «У меня пропала мать... Пришли «люди с соцзащиты», участковый, увезли под предлогом «ковида». А потом велели отдать ключи от квартиры». Загадочная история о... похищении человека?

Сегодня в одном из домов по улице 20 января (Деревяницы) случился локальный скандал. Специально обученные товарищи, прибывшие в обществе сотрудницы полиции, уже приступили к вскрытию двери в квартиру с номером 105, как вдруг туда приехали и ранее вызванные люди, у которых был ключ. Ключ они отдали, но, что называется, не «по доброму». А мужчина по имени Александр всё требовал от женщины, позиционирующей себя как «имеющую право войти», показать ему мать. Живую! 

Наверное, это ещё не кульминация истории, но что-то близкое к ней. 

А началось всё 16 октября только что ушедшего года.  

По словам того самого мужчины – Александра Тимофеева-Додонова, за некоторое время до этой даты он переселился в квартиру 105 дома по улице 20 января, чтобы помогать матери Галине Ивановне: уже беспомощной 81-летней старушке, полуслепой, с огромным трудом передвигающейся только по своей квартире. 

– А 16 октября, в день пенсии, – рассказывает Тимофеев-Додонов, – в квартиру позвонили. Я посмотрел в глазок, увидел несколько человек в масках, один был в форме сотрудника полиции. Только поэтому дверь я открыл без лишних вопросов. Но, как только люди вошли в квартиру, меня решительно оттеснили. Объявили, что проводится срочная диспансеризация в связи с пандемией коронавируса, и маму велено готовить в больницу. Я растерялся, но поскольку полицейская форма действовала успокаивающе, передал участковому мамины документы. В это время «гражданки из соцзащиты» одели её и чуть ли не вынесли в коридор, где уже было подготовлено что-то вроде кресла-каталки. И.. увезли. 

Мужчина сразу же позвонил жене Наталье в Санкт-Петербург (туда «на заработки» она уехала ещё и с той целью, чтобы «погасить долги за квартиру», образовавшиеся у свекрови, не космические, впрочем). Наталья сразу же почувствовала неладное, посоветовала мужу найти в интернете программу «Человек и закон» с сюжетом о том, как иной раз действуют «чёрные риэлторы». И решила вернуться в Великий Новгород. 

– Мы стали искать Галину Ивановну, – рассказывает женщина. – Обратились и в полицию на Пестовской. Там сотрудники дежурной части «изобразили» звонок участковому. О чём они говорили, я не слышала, но потом нам сказали, что всё якобы в порядке: «Она у племянницы». Был ещё и такой очень неожиданный вопрос моему мужу: «Ну, что, пожил за счёт матери?». И даже не приняли заявление о преступлении. 

Потом Тимофеевы-Додоновы выяснили, что под словом «племянница» понимается некто Ольга В. – дочь двоюродной сестры Галины Ивановны. Где именно в Великом Новгороде она живёт, люди не знали, но номер телефона нашли. Позвонили и, по их словам, нарвались на откровенную грубость. Женщина отказала во встрече с Галиной Ивановной не только им, но и родной внучке Олесе, с которой старушка всегда была очень дружна. 

Окончательно уверовав, что дело совсем не чисто, супруги обратились к адвокату Альберту Казанцеву. 

– Всё в этой истории удивило меня до крайности, – говорит он. – Это хитрое – не без лжи – «изъятие» пожилого человека из собственной квартиры. Переселение к какой-то дальней родственнице, о которой в прежние времена близкие старушке родственники разве что слышали, но никогда её не видели (в установленный законом перечень близких родственников двоюродные племянницы не входят) – в то время как есть родной сын, который никогда не отказывался от ухода за матерью. Активное участие сотрудника полиции... И прочее. Уже тогда моё шестое адвокатское чувство подсказывало, что смысл всех манипуляций находится в области жилищного права – в частности, на ту квартиру. 

При помощи адвоката супруги подготовили исковое заявление об аннулировании сделки и направили его в Новгородский районный суд. Рассмотрение этого дела – впереди. 

Пока же нельзя не обратить внимание и на некоторые иные сопутствующие обстоятельства. 

– Как уже говорилось, – продолжает адвокат Казанцев, – 16 октября среди людей, которые увозили старушку «на диспансеризацию», был и сотрудник полиции. Сейчас известна его фамилия – Степанов. Так вот, когда у Тимофеевых-Додоновых в полиции приняли-таки их заявление о фактах противоправных действий, на проверку его отправили... всё тому же участковому Степанову. И он, ничтоже сумняшеся, вынес постановление, в котором не усмотрел никаких признаков противозаконных деяний. То, что рассмотрение жалобы поручили полицейскому, на которого жалуются, – это, конечно, нонсенс. Этого не может быть. 

Оставшееся до сегодняшнего дня время было заполнено хождениями по инстанциям (полиция – СУ СК – прокуратура) и безуспешными поисками исчезнувшего из «зоны доступа» Тимофеевых-Додоновых пожилого человека – 81-летней, полуслепой Галины Ивановны. 

...Её так и не нашли. После 16 октября сын её так и не видел. А 28 декабря на телефон пришло сообщение, что у квартиры № 105, действительно, сменился собственник, и даётся две недели для «выноса вещей». В Росреестре это подтвердили: переход права собственности на квартиру случился 16 декабря — через месяц после «забирания» старушки. И теперь собственник квартиры № 105 не та самая как бы родственница Ольга В., но её родная дочь. 

– И сегодня, – рассказывают Тимофеевы-Додоновы, – на телефон поступил звонок от Ольги В. Она попросила отдать ключи от квартиры. Когда мы приехали к квартире, да, не всё было спокойно, но ключи мы отдали. Никаких правоустанавливающих документов нам не показали. Но сотрудница полиции взяла с нас объяснения о том, что мы оспариваем сделку по переходу права собственности. 

Впереди, без сомнения, увлекательный судебный процесс. Но пока во главе угла другой вопрос: а что же, на самом деле, со старушкой? Жива ли она? Хочется надеяться, что хоть на этот вопрос ответ Ольга В. даст. И не только в «словесной» форме, а в виде «непрепятствования» общению матери и сына. 

Продолжение следует...