В Великом Новгороде за попытку продать коллекционный штык-нож человека хотели посадить. Оправдательный приговор, однако

Чудо – оправдательный приговор – случилось на одном из участков мирового суда новгородского судебного района. 

А история такая. Несколько месяцев назад житель Великого Новгорода Игорь Коротков разместил на одном из интернет-сайтов толка «купи-продай» объявление о продаже штыка-ножа. Что это за штык-нож и почему человек «выставил» объявление, – в эти детали пока вдаваться не будем (хотя и они — любопытны). 

Через некоторое время мужчине позвонил потенциальный покупатель. Договорились. Покупатель приехал, отдал деньги, забрал штык-нож. 

А через месяц к мужчине пришли с обыском. И возбудили уголовное дело по «222-ой» – «незаконный сбыт оружия, его основных частей, боеприпасов». 

Защиту человека осуществлял адвокат Константин Пакин. 

– С самого начала, – рассказывает он, – я обратил внимание на то, что это не «новодел», а штык-нож к автомату Калашникова образца 1947 года. Коллекционный экземпляр. Антиквариат. А за продажу антиквариата ответственность по той статье не наступает. 

Этой позиции адвокат придерживался и в пору предварительного следствия. Но дело не прекратили. Заручившись поддержкой местных экспертов (кои, считает адвокат Пакин, специалисты в несколько иной области), в конечном итоге дело направили в суд. 

В суде адвокат вновь заявил, что это штык-нож старше пятидесяти лет, и под общепринятое понятие «оружие» он не подпадает: это культурная ценность, а оборот антиквариата в стране не запрещён. 

Устоять против аргументов адвоката судья не смог, и была назначена новая экспертиза — специалисту в области культурных ценностей уже из Санкт-Петербурга. 

Эксперт сделал мотивированное заключение: представленный штык-нож, действительно, является антиквариатом, представляет собой культурную ценность и относится к предметам коллекционирования. Штык-нож такого типа выпускался в СССР в течение короткого времени, в 1960 году производство было прекращено. 

Суд допросил и эксперта. Тот подтвердил все выводы, которые сделал в ходе исследования. 

Тем не менее в прениях прокурор просил признать Короткова виновным и назначить ему наказание в виде обязательных работ. Адвокат просил суд оправдать своего доверителя. 

Итог: суд согласился с доводами адвоката и вынес человеку оправдательный приговор с признанием права на реабилитацию. 

Приговор ещё может быть обжалован в порядке апелляции.