Прокурор Валериан Меринов о позиции Анатолия Росоловского: «Добровольный отказ от совершения преступления? Нет, это попытка сокрытия следов совершённого преступления...»

Сегодня в Новгородском областном суде началось апелляционное рассмотрение нашумевшего уголовного дела, где в качестве осуждённых бывший руководитель регионального Роспотребнадзора Анатолий Росоловский и бывший директор ООО «Белгранкорм - Великий Новгород» Александр Митрохин. 

Что было в предыдущих сериях? 

Напомним... 

В июне 2018 года область облетела весть, поначалу воспринимавшаяся как нечто абсурдное: по подозрению в получении взятки силовики задержали руководителя регионального Роспотребнадзора Анатолия Росоловского, доселе имевшего исключительно положительную репутацию. 

Вскоре стали известны подробности: по версии следствия, взятку в 496 тысяч рублей со счёта ООО «Белгранкорм — ВН» на счёт стоматологической клиники «Добрый доктор» перевёл директор нашего «Белгранкорма» Митрохин в счёт оплаты лечения Росоловского и... благорасположения к возглавляемой им организации Роспотребнадзора и лично его руководителя. 

Уже тогда сообщалось, что инициатором перевода денег выступил именно Росоловский, серьёзно нуждавшийся в обновлении зубов, и прозрачно намекавший Митрохину, что такая помощь была бы оценена по достоинству. 

С самых первых дней возбуждения уголовного дела дороги «фигурантов» рещительно разошлись. Если Митрохин сразу же и полностью признал вину, дал следствию показания касательно того, как и почему всё происходило, то Росоловский признавать вину отказывался. С этой позицией он дожил и до сегодняшнего дня. 

Позднее стало известно, что Росоловскому инкриминируется и ещё одна взятка: в виде набора мебели на сумму около 70 тысяч рублей в только что построенный загородный дом, которую за него оплатил руководитель боровичского ООО «Спецтранс» Анатолий Комельков, чья организация тоже находилась в «зоне надзора» Роспотребнадзора. 

По этому эпизоду свою вину Росоловский тоже не признал. 

Итогом процесса в Новрайсуде стал обвинительный приговор. Росоловскому было назначено 9 лет колонии строгого режима. К немалому удивлению общественности реальный срок был назначен и Митрохину: 4 года колонии того же режима. 

Как и ожидалось, приговор обжаловали и Росоловский, и Митрохин, и их адвокаты. 

Сегодня в Новоблсуде началось рассмотрение этих жалоб. 

* * * 

Признаться, было несколько непривычно видеть в одной клетке (но по разные концы скамьи) этих людей, которые, сколько я успел заметить, в период процесса в Новрайсуде, когда оба были на свободе (пусть и ограниченной), даже не протягивали друг другу руки для приветствия. 

Но вот — сошлись. 

Интересы Росоловского теперь представляет не только защитник Червяков, но и защитник Червякова. 

По первому (в хронологическом порядке), «мебельному», эпизоду позицию стороны защиты изложил защитник Червяков, по второму, «зубному», защитник Червякова. 

Ничего нового, однако, как показалось мне, защитники не сообщили. Всё это уже звучало в суде первой инстанции. И о том, что мебель — это не взятка, а «просто подарок» доброго человека (хотя сам он совсем другого мнения), который на протяжении этого времени «менял показания». И о том, что «мебельное дело» было поднято, когда появилось ощущение, что «зубное» - «разваливается». И, главное, о том, что Росоловский добровольно отказался от преступления (зубная история), и фактически перечисленные в «Добрый доктор» деньги пошли по назначению: на оплату стоматологических услуг работникам «Белгранкорма». 

* * * 

Нельзя, однако, не напомнить, что в приговоре приведены и показания руководителя «Доброго доктора» – доктора Гривкова, который говорил, что в январе 2018 года Росоловский обратился с вопросом: можно ли сделать так, чтобы оплату осуществляло юридическое лицо? Доктор ответил: можно. При этом какое именно юридическое лицо выступит в качестве спонсора, его совершенно не интересовало. Потом был заключён договор между «Добрым доктором» и ООО «Белгранкорм — ВН», а на счёт клиники переведены деньги – 496 тысяч рублей.  

И лечение высокопоставленного пациента проходило уже в рамках этого договора. Доктор Гривков признавал, что в феврале-марте после проведения определённых процедур он лично подходил к докторам, непосредственно выполнявшим лечение, и говорил о том, что выставлять пациенту счёт не надо: оплата будет осуществлена безналичным платежом. 

Касательно этой части уже, кстати, приводилось суждение и представителя гособвинения: 

«Согласно постановлению пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», в тех случаях, когда взятка имеет вид оказания услуг, преступление считается оконченным с начала выполнения действий, направленных на приобретение имущественных выгод». 

И всё равно... На стадии и апелляционного рассмотрения адвокат Червякова утверждала: Росоловский добровольно отказался от совершения преступления. Странная в восприятии даже неюриста позиция. 

* * * 

А вот что по этому поводу сказал сегодня юрист — прокурор Валериан Меринов: 

— Сторона защиты полагает, что осуждённый добровольно отказался от совершения преступления, в связи с чем в его действиях отсутствует состав этого преступления. Но давайте обратимся к фактам. 19 января 2018 года заключается договор между ООО «Белгранкорм — ВН» и клиникой «Добрый доктор». 5 февраля Митрохин сообщает Росоловскому о том, что решение принято, деньги будут переведены. После чего, вплоть до 16 марта, Росоловский проходит лечение. И, согласно показаний руководителя «Доброго доктора» Гривкова, никаких вопросов, связанных с обсуждением существа этого договора не происходит. При этом сам Гривков прекрасно понимал: лечение Рословского происходит за счёт денег, которые поступили по этому договору. До 16 мая Росоловский нигде ни разу не сказал о том, что у него есть сомнения относительно правильности своего поведения и законности использования денег «Белгранкорм — ВН» в личных целях. А 28 марта медицинское учреждение посещают оперативные сотрудники ФСБ. И Гривкову становится понятно, в связи с чем это посещение и что с этим договором. 4 апреля Росоловский посещает клинику. И, по показаниям Гривкова, в этот день именно он сообщает Росоловскому о тех проблемах, которые возникли у клиники в связи с заключением договора. И именно он предложил Росоловскому все свои последующие посещения оплачивать лично, оформляя соответствующие документы. Лишь в этот день, 4 апреля. Росоловский приступил к оплате лечения за счёт личных средств. Оценивая всё, можно сказать: это не добровольный отказ от совершения преступления — это попытка сокрыть следы совершённого преступления. 

Прокурор обратил внимание ещё и на то, сколь схож механизм, если по-простому, «раскрутки» «партнёров» в обоих случаях. «Подходя к главному, Росоловский доверительно сообщает Митрохину о том, что дочь вышла замуж, живёт теперь в Испании. Однако вышла замуж не за богатого человека, а за обычного. Пришлось издержаться. И нет ли возможности у Митрохина, как руководителя предприятия, помочь в оплате его стоматологического лечения. А в разговоре с Комельковым сообщает о том, что построил дом, тоже издержался. И нет ли возможности помочь с мебелью? В обоих случаях Росоловский очень спокойно, по-доброму обращается к своим собеседникам. И каждому жалуется сначала на своё не очень хорошее материальное положение и тут же просит об оказании помощи». 

Сторона защиты Александра Митрохина свои доводы намерена изложить в судебных прениях. Адвокат Ольга Ивашкова выступила, однако, сегодня с ходатайством: приобщить к материалам дела ответ на её запрос из головного офиса ООО «Белгранкорм», где Митрохин трудоустроен ныне в качестве директора одного из департаментов и откуда по сей день не уволен. 

В ответе говорится, что руководство компании гарантирует за своим сотрудником сохранность рабочего места, кроме того, готово предоставить беспроцентный займ для оплаты штрафа — в случае если таковой будет назначен. 

...В отличие от стороны защиты Росоловского, требующей оправдательного приговора, сторона защиты Митрохина просит о замене реального лишения свободы на условное либо о назначении меры наказания в виде штрафа. 

Следующее заседание назначено на 19 марта. 

Фото автора