7 лет, и «ничего личного»... Вынесен приговор бывшему первому заместителю губернатора Новгородской области Борису Воронцову

Уголовному делу в отношении Бориса Воронцова, а также его соратницы гендиректора ООО «Золотое собрание» Наталии Ковалёвой «Ваши новости» посвятили столько публикаций, что, наверное, суть, в чём именно обвинялся человек, занимавший второю строчку в новгородской политической иерархии, известна уже всем. 

В двух словах всё-таки напомню. 

Первый пункт обвинения Воронцова связан с получением в 2013 году кредита в новгородском филиале Россельхозбанка, руководил которым его добрый товарищ Максим Мальков, на общую сумму 255 миллионов рублей с предоставлением фиктивных сведений о финансовом благополучии руководимого Воронцовым ООО «Казначейский» и твёрдым намерением не возвращать деньги. 

Второй пункт обвинения связан с мошенническими проделками, в результате которых, если по документам, стоимость приобретённого Воронцовым в Старой Руссе имущественного комплекса повысилась многократно, были продажи и перепродажи, в результате чего другое ООО – «Рушанка», также фактически принадлежащее Воронцову, воспользовалось правом на возврат НДС на сумму около 6 миллионов рублей. Впоследствии эти деньги были легализованы Воронцовым. 

Прочие эпизоды, вменяемые как Воронцову, так и Ковалёвой, известны новгородской общественности лучше всего: именно с них немногим более года назад и началось триумфальное переселение бывшего «замгубернатора» из собственных шикарных апартаментов в Петербурге в скромные "казённые учреждения". Оба эпизода связаны со ставшими уже легендарными модернизацациями гостиницы «Мста» в Боровичах и «Новгородской» в Великом Новгороде. Благодаря всё тем же добрым отношениям с руководством Россельхозбанка гендиректор ООО «Золотое собрание», имевшего очень скудное финансовое обеспечение, умудрилась получить там 100 миллионов на модернизацию «Мсты» и 36,5 миллионов на модернизацию «Новгородской». Без вских перспектив и желания вернуть деньги. 

Изначально и Воронцов, и Ковалёва оба обвинялись в мошенничестве. Впоследствии, однако, обвинение претерпело некоторую корректировку, и окончательно Воронцову было предъявлено пособничество в мошенничестве. Он, по мысли следствия, консультировал сообщницу по всем вопросам, связанным с получением кредита, оказывал помощь в подготовке документов и, наконец, «свёл» с руководством Россельхозбанка. В чём был интерес Воронцова? По крайней мере, в том, чтобы у Ковалёвой появилась возможность расплатиться с ним самим, ранее выдавашим займы этой женщине. 

Как уже говорилось, в какой-то момент Воронцов взял курс на взаимодействие со следствием, полностью признал вину по каждому из эпизодов, заключил досудебное соглашение с прокурором о сотрудничестве. И, как было заявлено в ходе судебных прений гособвинителем Ингой Чугуновой, свои обязательства полностью выполнил (в частности, дал показания на бывшего товарища Малькова, согласившегося якобы выдать займы не просто так, а с «откатом» в 9 миллионов: сейчас Мальков тоже находится под арестом и обвиняется в коммерческом подкупе, о чём — здесь). 

С учётом всех заслуг перед человечеством в судебных прениях гособвинитель просила назначить Воронцову лишь 3,5 года лишения свободы со штрафом в 800 тысяч рублей, что выглядело совсем уж «по-доброму» и вызывало в памяти хорошую старую «Кавказскую пленницу»: «Да здравствует советский суд — самый гуманный суд в мире!». 

А сам Борис Воронцов и его адвокат Максим Виноградов совсем увлеклись и просили суд о 2,5 годах лишения свободы. Специальные арифметические подсчёты я не проводил, но, кажется, согласись суд с такой «позицией», с учётом того, что день в СИЗО приравнивается ныне к 1,5 дням в колонии общего режима (а именно на такую колонию претендовал Воронцов), прямо из клетки Борис Валерьевич мог бы шагнуть на волю. Ну, если не прямо из клетки, то очень-очень скоро с поправкой на УДО. 

К этому, собственно, все и были готовы. И, вероятно, Борис Валерьевич тоже. 

Сегодня в своём последнем слове он был сравнительно краток. Как и в прениях, ещё раз поблагодарил всех присутствующих за внимание к его персоне и добросовестное рассмотрение его дела, подтвердил, что всё понял и решительно раскаялся, пообещал, что вот как выйдет на свободу, направит недюжинные усилия на то, чтобы расквитаться за свои долги перед Россельхозбанком и государством (по делу заявлено два гражданских иска). 

Засим судья Наталья Казанцева удалилась в совещательную комнату. После чего огласила приговор. 

И громом среди ясного судебного неба для Бориса Валерьевича прозвучали его последние строки: «По совокупности преступлений назначить Воронцову Б.В. наказание в виде 7 лет лишения свободы в колонии общего режима». Со штрафом: и не в 800 тысяч рублей, а в 3 миллиона. 

Лицо Бориса Валерьевича вытянулось, и не было на нём больше привычной доброй улыбки жизнерадостного человека. 

Говорят, когда большая часть народа уже удалилась, судья произнесла фразу «не для протокола», обращённую к только что осуждённому человеку: «Ничего личного... Работа такая». И вряд ли кто её осудит: Борис Валерьевич сделал много, чтобы расположить к себе всех. 

Приговор, конечно, ещё будет обжалован в апелляционном порядке. 

Если ж не будет изменён и вступит в законную силу, скорее всего, дорога Воронцова теперь – «на Валдай», в тамошнюю колонию общего режима, словно созданную для наших заместителей губернатора. Именно там большую часть своего срока отбыл и Арнольд Шалмуев. Работал в «учреждении» начальником бани. Как знать, а вдруг должность и сейчас свободна? Если так, то просто нельзя не предложить её Борису Валерьевичу. Пусть это станет традицией! Образование — позволяет, Борис Воронцов, напомним, доктор экономических наук. 

Иные публикации на эту тему здесь, здесь, здесь, здесь

...А пресс-служба областного УМВД просила напомнить ещё раз: «Факты противоправной деятельности виновного были выявлены сотрудниками отдела экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по г. Великий Новгород во взаимодействии с УФСБ России по Новгородской области в ноябре 2018 года. Тогда следователями и оперативными сотрудниками УМВД России по Новгородской области и регионального УФСБ были проведены обыски по местам его жительства и работы на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области, изъята оргтехника, документация, а также другие предметы, имеющее доказательственное значение для расследования». 

Приговор Наталии Ковалёвой - впереди.

Фото автора