Борис Воронцов «сдал»... Но не экс-губернатора Митина, а своего товарища – экс-директора новгородского отделения Россельхозбанка Малькова. И теперь ждёт снисхождения

Сегодня в Новгородском районном суде продолжился процесс по делу бывшего первого заместителя губернатора Новгородской области Бориса Воронцова. 

Прошлое судебное заседание завершилось тем, что государственный обвинитель Инга Чугунова, огласив три эпизода обвинения, остановилась на четвёртом. Потому как размер всего текста объёмен, а время приближалось к 18.00, и подсудимый Воронцов очень торопился на ужин — в ставшую уже, наверное, родной новгородскую тюрьму «Белый лебедь». 

Два оставшиеся эпизода, вменяемые как Борису Воронцову, так и его подельнице гендиректору ООО «Золотое собрание» Наталии Ковалёвой, известны новгородской общественности лучше всего. Потому как именно с них и началось триумфальное переселение бывшего «замгубернатора» из собственных шикарных апартаментов в Санкт-Петербурге в наш гораздо более скромный «Белый лебедь». 

Когда Воронцов и Ковалёва были задержаны, в официальных пресс-релизах говорилось о том, что оба обвиняются в мошенничестве в сфере кредитования в особо крупном размере. На финишной прямой, однако, обвинение претерпело некоторую корректировку, и сегодня Ковалёва обвиняется в мошенничестве в сфере кредитования в особо крупном размере. А Воронцов — в пособничестве в мошенничестве в сфере кредитования в особо крупном размере. Почувствуйте разницу! 

Почему? Как можно понять из оглашённого обвинения, плодами мошенничества Воронцов воспользовался не прямо (вот, мол, тебе половина, и мне половина), а опосредованно. 

Что касается ставшей уже легендарной модернизации гостиницы «Мста» в Боровичах... Если по обвинению, то мысль о том, чтобы взять деньги на модернизацию и не отдать их, принадлежит Ковалёвой. В далёком уже 2013 году она, как и сейчас, была гендиректором ООО «Золотое собрание». Но в названии ООО, как теперь ясно, присутствовало некоторое преувеличение. Никакого «собрания» там не было, был лишь единственный его участник – Ковалёва. И у общества наличествовали большие проблемы с «денежными средствами» (если официально, «финансовое состояние ООО «Золотое собрание» имело неустойчивый характер, обусловленный недостатком собственных средств»). И вот, если по обвинению, питерская гражданочка решила провернуть многотрудную банковскую аферу. 

А кто мог ей подсказать-посоветовать, как лучше это сделать? Конечно же, Борис Воронцов, имевший докторскую степень по экономике и большой опыт банковской работы. 

Но ведь не придёт к доктору экономических наук первый попавшийся и не скажет: я тут задумал аферу, как её провернуть? Правильно, не придёт... В связи с тем судья Наталья Казанцева задала Воронцову вопрос, какие отношения его связывали с Ковалёвой. 

Он объяснил. Оказывается, отношения партнёров по бизнесу. Причём, если верить Воронцову, раньше – в свою очередь – он давал Ковалёвой займы. А с отдачей были проблемы. Потому и взялся за «помощь», рассчитывая, что из уведённых из банка миллионов частью денег Ковалёва будет гасить задолженности перед ним самим. 

Поскольку иное не доказано, возьмём на веру. 

* * * 

В чём именно заключалась «помощь»? 

По обвинению: 

«Реализуя преступный план, Ковалёва обратилась к своему знакомому Воронцову за содействием в совершении преступления советами, предоставлением информации о требованиях, предъявляемых банком заёмщику к бизнес-плану, технико-экономическому обоснованию, необходимых и достаточных для принятия положительного решения в части предоставления кредита». 

И Воронцов дал и советы умудрённого опытом человека, и предоставил всю необходимую информацию, поучаствовав в сотворении бизнес-плана и всего остального, что было велением времени. 

Мало того... К тому времени он уже не раз сам пользовался услугами новгородского отделения Россельхозбанка и товариществовал с его директором Максимом Мальковым. 

В новгородский Россельхозбанк Воронцов и привёз Ковалёву со всей документацией и заявкой на открытие кредитной линии в 100 миллионов рублей. Все эти деньги должны были пойти на модернизацию многострадальной боровичской гостиницы «Мста». 

Поскольку все условия были соблюдены, и дружба с руководством банка наличествовала, заявку банк удовлетворил. Убедительности ради в документы от ООО «Золотое собрание» были внесены не соответствующие действительности сведения, свидетельствующие о благоденствии ООО. Но об этом в банке не знали. А поскольку «человек от Воронцова», бумагам — верили. 

А потом деньги потекли на счёт ООО «Золотое собрание»... Но только в одном направлении. 

Спустя год аналогичная схема была использована в деле «выбивания» денег на реконструкцию гостиницы «Новгородская». Только сумма получилась чуть скромнее: 36 миллионов 500 тысяч рублей. 

По окончании оглашения обвинения Воронцову задавали вопросы, всё ли так, всё ли верно? Он отвечал с готовностью: «Всё так! Всё правильно! Из корыстных побуждений... Из жажды наживы... Совершенно верно!». 

Воронцов очень старался. И, как всегда, щедро одаривал и судью, и государственного обвинителя обаятельнейшими из своих улыбок. 

* * * 

Дело, напомню, рассматривается в особом порядке, который, с учётом досудебного соглашения о сотрудничестве и наличия смягчающих обстоятельств, гарантирует, что наказание не будет превышать половины срока от максимума статьи. Когда это стало известно (следовательно, стало известно и о том, что Воронцов полностью признаёт вину), «особая» перспектива процесса воспринималась как сенсация. Кто-то из комментаторов «ВН» задавался вопросом: за что Воронцову такое снисхождение, неужели бывшего губернатора Сергея Митина «сдал»? 

Как выяснилось, «сдал». Но не Сергея Митина. 

Сегодня были оглашены и детали заключённого Воронцовым с прокурором досудебного соглашения о сотрудничестве. Есть там и дежурные пункты относительно того, что «виноват, раскаиваюсь, обязуюсь говорить правду и только правду». 

Но есть и красноречивый момент. 

Один из пунктов заключённого соглашения гласит, что Воронцов обязуется оказать содействие следствию в раскрытии и расследовании преступлений, изобличении соучастников. 

С соучастницей Ковалёвой ныне ясно всё: она тоже «всё признаёт и раскаивается», и судить её тоже будут в «особом порядке». Но есть и ещё одно «лицо», в доказательство виновности которого Воронцов внёс лепту. Это тот самый Максим Мальков — в прошлом друг Воронцова и директор новгородского отделения Россельхозбанка. Как можно понять, помощь Воронцова в изобличении этого товарища выразилась в том, что он честно признал: в «благодарность» за помощь, но по предварительной договорённости, он презентовал Малькову имущества и денег на 9 миллионов рублей. Теперь Мальков тоже находится в новгородском следственном изоляторе. И ему предъявлено обвинение по ч. 7 ст. 204 УК РФ (коммерческий подкуп). По этой статье Малькову «светит» до 9 лет лишения свободы. 

Как отметила государственный обвинитель Инга Чугунова, все обязательства, взятые на себя в рамках досудебного соглашения о сотрудничестве, подсудимый Воронцов выполнил. Особый порядок — заслужил! 

...Сегодня же был решён и вопрос о продлении срока содержания Воронцова под стражей. Но иное, кажется, уже никому и не мнится. 

Судебное следствие продолжается... 

Фото автора