Советский офицер, новгородец Михаил Степанов о войне в Корее и мятеже в Венгрии

Вторая половина XX века была отмечена большим количеством локальных конфликтов, в которых сталкивались между собой сверхдержавы. В них участвовали и многие новгородцы. Мы уже публиковали воспоминания военного советника, воевавшего в Ливии. Новгородцы служили в Эфиопии и на Кубе…

Полковник в отставке Михаил Степанович Сергеев сразу после окончания в военного училища принимал участие в войне в Корее, командуя радиолокационной станцией.

- В апреле 1953 года нас перебросили в Китай, к корейской границе. Располагались мы в 35-40 километрах от китайского города Аньдунь, там, где прежде был японский военный городок. По прибытии мы только отправились в столовую, как начался американский налёт. Все кинулись на землю, в канавы. Американские Б-29 во время войны бомбили и китайскую территорию. Мы отслеживали воздушные цели над Китаем и над Кореей, поднимали в небо наши истребители. Я командовал РЛС. В расчёте было 12 человек. Солдаты – из разных народов Советского Союза, но никаких проблем из-за этого не было, сплочённый коллектив. Мы обучали также китайских и корейских военных. Китайцы направляли к нам студентов старших курсов, очень понятливых. Дружба была крепкая, китайские военные были готовы скорее сами погибнуть, чем допустить, чтобы что-то с нами случилось. Последний американский налёт был в июле 53-го года. За три года войны наши сбили 1209 американских самолётов, а своих потеряли 345. Погибли 315 наших военнослужащих. 35 стали Героями Советского Союза.

Михаил Сергеев был награждён медалью «Китайско-советская дружба», приказ об этом подписал сам Мао Цзэдун. Служба в Китае продолжалась до 1955 года. Затем на короткое время оказался в новгородских Новоселицах, служил под Ленинградом, Выборгом. Отсюда и был в ноябре 1956 года переброшен в Венгрию.

В Венгрии в это время волнения против правительства коммунистов вылились в кровавые уличные бои. В ноябре 1956 года восстание было подавлено советскими войсками.

- В Будапешт мы прибыли поездом 18 или 19 ноября, - вспоминает Михаил Степанович. - Бои уже закончились 11-го. Город серьёзно пострадал. Вышло так, что наши войска сначала ввели в Будапешт, потом по просьбе правительства Имре Надя, вывели, затем ввели снова, и были уже серьёзные бои. Нам рассказывали, что мятежники бросали под наши бронетранспортёры своих коммунистов. Машина останавливалась – в неё кидали бутылку с зажигательной смесью. А мы по прибытии расписывались в том, что огня первые открывать не будем. Мне мой солдат говорит: «Товарищ старший лейтенант, я, конечно, подпишу, но у меня на войне отец погиб и два брата, и я всё сделаю, чтобы мать не получила ещё одну похоронку». Однако после того как мы показали силу, было спокойно, и увольнения наших военнослужащих обходились без эксцессов. В Венгрии я служил до 64 года и отношения с венграми были всегда достаточно доброжелательными.

Михаил Сергеев и сейчас считает, что СССР в той ситуации поступил правильно:

- Ельцин ездил в Венгрию и извинялся там. А я вспомнил крепость Геллерт в Будапеште. Её украшали изображения ордена Отечественной войны. И мятежники расстреливали этот орден, и сбивали со стен имена наших солдат, погибших здесь в 1944-45 годах. А ещё я видел завод «Икарус», где стояло множество автобусов, у которых мятежники раскурочили моторы.

Но в том, как развивались события, отставной военный видит вину политического руководства:

- Действия политиков привели к тому, что было такое большое количество жертв с обеих сторон. Погибли 707 наших солдат, полторы тысячи были ранены. 13 человек стали Героями Советского Союза посмертно. Подумайте – в Корее за три года масштабной войны погибло в два раза меньше наших людей.

Михаил Степанович открывает том Книги памяти, посвящённый погибшим в локальных конфликтах. На одной из страниц – имя нашего земляка.

Николай Иванович Беляев родился в 1935 году в деревне Барсаниха Пестовского, призван был Пестовским райвоенкоматом. Старший автоматчик 381-го гвардейского десантного полка 31-й гвардейской воздушно-десантной дивизии погиб 4 ноября 1956 года. Похоронен в пяти километрах от города Веспрем.