Сослуживец Ахры Авидзба рассказал о пытках в Абхазии: избивали до допроса, требовали показаний против Ахры, унижали и оскорбляли

Сослуживец героя ДНР Ахры Абхаза Авидзба, который был вместе с ним задержан в Абхазии в начале марта, рассказал, как происходило задержание и что ему пришлось пережить в заключении.

Свою историю Талех Гасанов поведал Семену Пегову (СП), автору проекта WarGonzo, на одноименном Youtube-канале в рубрике «ЧВК Пегов».  Гасанова недавно освободили из-под стражи, по решению суда ему изменили меру пресечения. В изоляторе он пробыл месяц.

– Я 4-го числа приехал в Республику Абхазия. Авидзба – мой друг и боевой товарищ. Я приехал к нему в гости. Он поехал в здание СГБ (куда его пригласили ранее – прим. СП), я проявил инициативу поехать с ним вместе и еще с одним товарищем Асланом, который тоже у него в гостях был, – рассказывает Талех, поясняя, что Ахра пошел в СГБ один. – Проходит минут 15-20, и тут бегут. Бегут с лазерами, фонариками – «Мордой в пол, всем лежать». Мы начали культурно [выполнять требования], я Аслану говорю: «Давай присядем», легли на асфальт, и в это время они подбегают и начинают бить, ломать.

Во время задержания никакого сопротивления ребята не оказывали, пытались узнать, что случилось.

– Лично я не понимал вообще, что происходит в этот момент. <…> Подняли, сняли ремни с нас. Все это происходило на улице, возле шлагбаума у здания СГБ. Они завели нас за шлагбаум, и перед входом в СГБ у них с правой стороны находится арка, на сегодняшний день она закрыта. Когда нас заводили, она была открыта. Нас завели туда. К позвоночнику, под штаны засунули – я не знаю, для чего это, может, позвоночник защитить – какую-то пластину мягкую, как подушечку. И нас как мешки скинули и начали бить, без разговоров, ничего не спрашивая, просто начали избивать. Такое ощущение, что кого-то я обидел, или Аслан кого-то обидел – мы не понимали. <…> Били, били, оскорбляли, унижали. Потом – пауза. Потом включили камеры – «Фамилия, имя, отчество» (спрашивали – прим. ред.). Я был в полусознании, не знаю, как ответил им – не ответил.

Ничего запрещенного у задержанных не было – ни оружия, ни чего-либо еще. Талех рассказал, что, когда они лежали на асфальте во дворе СГБ, один из сотрудников встал ему на лицо и качался на одной ноге.

– Потом один из них, какой-то адекватный – они все в балаклавах были – подошел к нему, берет его за руку (стягивая с лица Гасанова - прим. ред.) и говорит: «Так нельзя делать». А этот […] начинает «парафинить». После нас заводят в здание СГБ, нас посадили в ИВС МВД, как я понял.  Нас туда запихнули – каждого в разные [помещения].

Все это время, с момента как Ахра Авидзба зашел в здание, товарищи его не видели.

– Потом они повели меня на разговор. Было два пролета лестниц – второй-третий этаж – они меня просто несли. Я там посчитал, сколько помню, три-четыре ступеньки головой – как ворота выбивают головой. Завели в кабинет, и начинается: «Фамилия, имя, отчество». В этот момент я поднимаю голову и смотрю – в углу сидит охранник главы Республики.

Талех поясняет, что хорошо с ним знаком, они сидели за одним столом, он часто видел этого охранника рядом с президентом. Гасанов повернулся к нему и сказал «Привет», тот ответил «Привет».

Пегов уточняет, что это был личный охранник президент Абхазии, а значит глава Республики не мог не знать, что там происходит.

– После этого – молчание. Меня взяли за голову, нагнули, быстро вывели в коридор, в другой кабинет. Там сидели ребята и стали задавать вопросы, которые я даже не понял – какое-то оружие, наркотики. И тут открывается дверь, заходит сотрудник и мне говорит: «Ты все лестницы у нас посчитал?». Я молчу. Он говорит: «Если мне твои ответы не понравятся, ты будешь кушать через трубочку», и пошли угрозы с его стороны,

– продолжает Талех.

На допросе показания не выбивали, но обещали повторить издевательства:

– Они сами диктовали, им не нравилось, что я не соглашался с их вопросами. Шло психологическое давление. Люди, которые там находились, они были без балаклавы. Они на меня руку не поднимали. Они угрожали, что ребята в балаклавах будут опять меня по этим лестницам поднимать, а потом спускать.

Было непонятно, чего хотят добиться от Гасанова – признания о якобы готовящемся госперевороте или о хранении оружия. Но было ясно, сотрудники СГБ ждут компромата на Ахру.

– Они хотели […] узнать про наркотики, оружие, какие-то черные дела. Они просили, чтобы я что-нибудь им рассказал про это. <…> Они конкретно искали на него хоть что-нибудь. Чтобы я сказал, что Ахра хоть в чем-то где-то плохой.

Сейчас прокуратура хочет обжаловать решение суда об изменении меры пресечения в отношении Талеха Гасанова. Его обвиняют по ч. 2 ст. 217 УК Абхазии – незаконное приобретение, хранение, перевозка и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

– Я даже не понимаю, в чем я обвиняюсь. Мой следователь просто говорит: «Ты виновен». Брали отпечатки, ничего не нашли. Теперь говорят: «Ты возил оружие».

Талех рассказал, что знает случай, когда в СГБ до смерти забили абхазца. После интервью есть опасения, что Гасанов опять подвергнется пыткам.

– Если Верховный суд признает меня виновным, я протяну руки – надевайте наручники. Но я хочу, чтобы вы знали, что если со мной что-нибудь случится – в МВД, в СГБ, то это их рук дело.

Фото: скриншот выпуска «ЧВК Пегов»