«С каждым свидетелем всё больше вопросов, но не ответов». О ходе рассмотрения в Новрайсуде дела о гибели семилетней Милены в детской областной больнице

В Новгородском районном суде продолжается рассмотрение уголовного дела, связанного со смертью семилетней Милены в стенах детской областной больницы.

Напомним, что в качестве обвиняемой по этому делу выступает постовая медсестра Анна Арсина.

И несмотря на то что дело хоть и медленно, но всё же подходит к своему логическому завершению, вопросов меньше не становится.

Так, например, по-прежнему всех интересует, где находился дежурный врач Никита Антонов, когда девочка умирала.

В своих показаниях Антонов заявил, что в момент смерти Милены находился в ординаторской, но… почему-то не отвечал на звонки Анны Арсиной, которая уверяет, что звонила и на стационарный, и на его мобильный телефоны.

Из показаний врача Дарья Виноградовой вообще следует, что с утра, когда она пришла на работу, Антонов вообще не подозревал, что в его дежурство, в его отделении умер ребёнок.

На разборе, которое устроило министерство здравоохранения Новгородской области, Антонов тоже не присутствовал. И, со слов главного педиатра Новгородской области, а ныне заместителя министра здравоохранения Ирины Истоминой, в ходе разбора была представлена только его письменная объяснительная.

Сергей Якунин, на тот момент главный врач детской областной больницы, судя по сегодняшним его показаниям, тоже особо не озадачивал себя вопросом, где был дежурный врач Никита Антонов.

На вопрос судьи вызывал ли Якунин к себе Антонова или, может, брал у него объяснительную, он ответил:

Я не помню.

При этом Сергей Якунин отчётливо помнит, что брал объяснительную у медсестры Арсиной.

Кроме вопросов к Никите Антонову возникают вопросы и к экспертам, которые проводили вскрытие и устанавливали причину смерти.

В частности, главный патологоанатом детской областной больницы, отвечая на вопрос матери Милены, сказал, что во время вскрытия следов пневмонии у ребёнка он не видел.

Однако сегодня эксперт, которая непосредственно делала вскрытие и давала заключение о причинах смерти, заявила, что у Милены всё же была пневмония.

Когда закончилось у нас исследование, на котором присутствовали почти все наши эксперты, встал вопрос. Я говорю: что ставим? Потому что сейчас я должна выйти к родителям и сказать, что у нас выходит. Что мы пишем как причину смерти? В принципе, все сказали, что пневмония,

- объясняла эксперт Маргарита Писарева

То есть я правильно понимаю, что это было сделано, чтобы получить свидетельство о смерти и похоронить ребёнка?,

– спросила мать Милены

Да тогда это было так из всего, что мы увидели. Это была пневмония, и поэтому мы поставили пневмонию,

– ответила эксперт Писарева.

Из чего напрашивается вывод: если бы родители Милены не провели свою независимую экспертизу о причинах смерти их ребёнка, так бы и не было установлено, что причиной смерти стал сепсис.

Примечательно и то, что Маргарита Писарева в своих показаниях суду сказала, что у Милены не было никаких тромбов, а были только сгустки крови, которые образуются, как правило, в результате умирания человека.

Однако с такими выводами оказался категорически не согласен Сергей Якунин, который настаивал на том, что у Милены всё же был тромб, который, по его мнению, и мнению ранее допрошенных врачей стал причиной смерти Милены.

…Судебное следствие продолжается.

Фото: редакция