Принуждение к миру. Владислав Шурыгин: «Иногда для этого не нужно стрелять»

Для упоротых либералов и «борцунов», по-детски счастливо обмочивших штаны на тему «Путин слился», «Россия испугалась и отводит войска», кое-что поясню:

Россия, ДЕМОНСТРАТИВНО сосредотачивая три армии на границе с Украиной, ставила перед собой следующие цели:

– не допустить очередного этапа войны на Донбассе – он сейчас совершенно не нужен России («Северный поток – 2», перевыборы канцлера, переговоры с новой администрацией и проч.);

– продемонстрировать Западу и США, что Россия больше не собирается решать проблемы «цивилизованным» путём, утирая очередные плевки и снося санкции, а «конкретно отморозилась» и готова перейти на язык «…а я вам всем по морде дам!»;

– если два первых месседжа до «партнёров» не дойдут, то решать проблему Украины быстро и радикально, «обнуляя» и её «незалэжность», и её нынешние географические границы.


…Если бы Россия искала повод для войны, то наличие наших войск было бы вскрыто только тогда, когда наши танки уже вступили бы в бой, а десант уже высаживался на подавленные с воздуха позиции противника, ну или, на худой конец, на дорогах бы уже стояли патрули «вежливых людей» с котами на руках. Так было и в Грузии в 2008 году, и в Крыму, и в Сирии. Так было в Югославии в 1998 году. Сосредотачиваться скрытно и добиваться внезапности наша армия умеет!

А теперь следим, как менялась риторика Украины за последние пять месяцев.

30 декабря 2020 года главком ВСУ Руслан Хомчак:

«Было бы проще для нас, военных, если бы нам дали команду «вперед» и мы пошли, но для этого должно быть много факторов. Мы должны быть готовы идти вперед и добиться победы. Понимаете? Не только хотеть, а быть готовыми».

23 февраля главком ВСУ Руслан Хомчак заявил о том, что военные сейчас готовятся к наступлению и ведению боевых действиях в условиях городов.

«В прошлом году мы начали этап подготовки наших боевых частей, направленный на отработку наступательных манёвров в городских условиях».

30 марта главком ВСУ Руслан Хомчак:

«Украина сегодня готова к наступлению на Донбассе, однако перед тем, как оно начнется, в ВСУ считают необходимым просчитать последствия, силы, резервы и способности государства. …ВСУ сегодня готовятся к разным вариантам, и конечно, мы готовимся к наступлению. Мы создаем учебные базы, нам помогают партнеры. Потому что по-другому нельзя. Если вы спросите, мы сегодня готовы к наступлению? Готовы».

А вот уже 9 апреля главком ВСУ Руслан Хомчак:

«Освобождение временно оккупированных территорий силовым путем неизбежно приведет к гибели большого числа мирных жителей и потерь среди военнослужащих, что неприемлемо для Украины. Для Украины является приоритетным политико-дипломатический путь возвращения Донбасса».

2 февраля Владимир Зеленский санкционировал открытие огня.

«Каждый командир должен принимать собственное решение в пределах своей компетенции. Если речь идет об угрозе жизни военных, каждый командир имеет право принять решение об открытии огня в ответ»,

– разъяснил его приказ секретарь СНБО Александр Данилов. Он добавил, что в случае опасности для жизни военных такое решение нужно принимать мгновенно.

А уже 16 апреля Владимир Зеленский:

«С начала срока моего пребывания на посту президента мы предпринимали все усилия, чтобы приблизить мирное решение. Мы всегда готовы вести детальный дипломатический диалог и просим о том же Россию. Мы должны избежать военной эскалации при помощи всех».

Одновременно с украинской следим и за риторикой американской администрации:

7 февраля президент США Джо Байден:

«Я ясно дал понять президенту Путину в отличие от моего предшественника, что дни, когда США будут сдаваться перед лицом агрессивных действий России – вмешательства в наши выборы, кибератак, отравления своих граждан, – прошли. Мы будем без колебаний заставлять Россию платить и будем защищать жизненные интересы нашего народа».

17 марта президент США Джо Байден в прямом эфире назвал президента России убийцей и пригрозил расплатой.

А уже 16 апреля президент США Джо Байден:

«Мы представляем две великие державы, которые несут большую ответственность за глобальную стабильность. Президент Путин и я – мы несем значительную ответственность за то, чтобы держать эти отношения в рабочем состоянии… В связи с этим я предложил ему (Владимиру Путину) встретиться лично этим летом где-то в Европе. На саммите мы сможем обсудить целый круг вопросов, которые стоят перед нашими странами. Наши команды сейчас обсуждают эту возможность. И в результате этого саммита, как я надеюсь, США и Россия могут начать диалог о стратегической стабильности».

Что же произошло между 17 марта и 16 апреля? А собственно, ничего особенного, кроме стремительно развертывания – в рамках внезапной проверки боеготовности – вдоль границы с Украиной трёх армейских группировок Российских Вооружённых сил численностью более 100 000 солдат и офицеров (по оценкам НАТО), 1 500 танков, 500 самолётов и 40 кораблей, которые к 9 апреля были приведены в полную боеготовность.

При этом все имеющиеся на европейском ТВД силы быстрого реагирования США и НАТО к этому моменту не превышали 30 000 солдат и офицеров, к тому же, по большей части, находящихся в местах постоянной дислокации.

И «союзникам» потребовалось ещё три недели, чтобы вывести эти части в восточные регионы Польши, Румынии и стран Балтии. А довести общую численность их до 40 000 военнослужащих получится только к маю, когда начнётся высадка здесь американских войск.

Есть все основания считать, что такой расклад сил отрезвил американцев, европейцев лучше любого холодного душа, и они резко взяли за ошейник брехливую киевскую шавку…

Вот и весь политический расклад, стоящий за докладом министра обороны России Сергея Шойгу о завершении учений в Южном и Западном военных округах:

«Считаю, что цели внезапной проверки достигнуты полностью. Войска продемонстрировали способность обеспечить надежную оборону страны. <...> Российские Вооруженные силы адекватно реагируют на все изменения обстановки вблизи российских границ…»

Фото: seafarersjournal.com