Последний шанс Зюганова сохранить КПРФ от раскола, или Почему Сергей Кириенко уже готовится праздновать победу

Перед апрельским съездом политическая турбулентность внутри КПРФ стремительно набирает обороты, грозя на мероприятии обернуться взрывом, да таким, который разнесет партию если не на куски, то, по крайней мере, на две части. И если сомнения в таком исходе есть, то они настолько малы, что более чем на статистическую погрешность не тянут. Но – не будем забегать вперед.

Итак, вчера Владимир Вольфович объявил, что уже на этом съезде КПРФ будет избран новый председатель партии, по всей видимости, Юрий Афонин, ныне занимающий пост заместителя Геннадия Андреевича, а последний же возьмет «самоотвод», несмотря на то, что его кандидатуру будут предлагать на очередную пролонгацию полномочий. По словам Жириновского, об этом ему якобы рассказал сам Зюганов, что, в свою очередь, говорит, что эта операция по транзиту партийной власти заранее спланирована и согласована, поскольку без его ведома ничего в политической жизни страны не делается, с Кремлем. Видимо, Сергей Владиленович Кириенко, это который первый замглавы АП и экс-премьер в уже далекие ельцинские времена, все-таки дожал коммунистов: ведь именно он в последние годы грезил о трансформации – прежде всего в смысле обновления с параллельным демонтажом ЛДПР и КПРФ – партийной системы, в частности, дав старт таким проектам, как «Новые люди» и «Зеленая альтернатива».

Но если с ЛДПР все достаточно просто – после ухода Жириновского, а он, судя по внешнему облику и долетающим слухам о его здоровье, не за горами, партия очень быстро сдуется, как проткнутый воздушный шарик, так что даже попадание в Госдуму IX созыва уже становится чуть ли не утопией, то с КПРФ – совсем другая история. Да, к Зюганову все уже привыкли, но тем локомотивом, который тащит партию за собой, он никогда не был, поэтому смена лидера – в том случае, если это будет консолидированная фигура, обладающая высокой степенью медийности – не будет чем-то критичным для партии, даже наоборот: в последнее время Геннадий Андреевич скорее снижал уровень популярности КПРФ, чем поднимал. И этим он был даже очень полезен Сергею Владиленовичу. Но тем не менее с Геннадием Андреевичем всегда оставался пусть крошечный, но элемент неопределенности: в любой момент Зюганов мог взбрыкнуть, если уж что-то его стало бы не устраивать слишком сильно. Что, надо полагать, для Сергея Владиленовича являлось весьма раздражающим фактором. Одним из важнейших критериев эффективности партийной системы, думается, для него всегда выступала управляемость. Даже не лояльность, но – полный контроль над партиями со стороны АП. И он нашел способ, как этого добиться: свести концы таким образом – например, пообещав несколько дополнительных мандатов для КПРФ и проч., – чтобы сменщиком Зюганова стал Афонин, сотрудничающий с АП на все 100% и не претендующий на какую-то субъектность даже для видимости.

Здесь, впрочем, есть нюанс: а получит ли Афонин в случае транзита всю полноту власти? Так, политолог, руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев сомневается, что «формальная передача руководства будет означать реальную смену руководства». Этот подход выглядит вполне логичным, такой «яблочный вариант», при котором председатель меняется, но реальным руководителем партии остается Зюганов. Однако согласно инсайдерским источникам, Геннадий Андреевич собирался на заслуженный отдых аккурат после думской кампании – 2021, поэтому расклад с «досрочной отставкой» за ряд преференций от АП не выглядит уж таким фантастическим.

А то, что транзит на съезде произойдет, можно сказать, подтвердил сам лидер КПРФ, не став опровергать «пророчество» Владимира Вольфовича – а они иногда сбываются, как в случае с назначением Дегтярева на должность губернатора Хабаровского края, – сославшись на то, что «в партии все определяют устав и программа».

Но тут всплывает еще один момент: одним из аргументов того, что Афонину не быть полновластным председателем, Калачев назвал то обстоятельство, что «там очень сильно этому сопротивляются. Есть люди, которые считают, что если придет Афонин, то КПРФ коммерциализируется и превратится в некое подобие ЛДПР. Поэтому «яблочный вариант» возможен, а передача Афонину контроля над партией – нет». И мы, кажется, знаем, кто эти люди, которые будут до последнего сопротивляться «воцарению» Афонина. И вот именно с ними и связан второй эпизод «красного сериала», который последовал за «пророчеством» Жириновского, в разы усилив политическую турбулентность внутри партии. Это – слив видео, в котором депутат Госдумы и по совместительству глава московского горкома Валерий Рашкин обсуждает с экс-губернатором Иркутской области Сергеем Левченко план «нейтрализации» Афонина путем сбора и обнародования компромата, причем через команду Навального.

Кто стоит за этим сливом – сказать сложно. Может быть, сам Афонин, а может быть, и АП. Но одно определенно ясно: для двух противоборствующих сторон пути к отступлению теперь отрезаны и мосты сожжены. Любые компромиссные решения в контексте общей ситуации в партии и опубликованного видео в частности будут незамедлительно расценены как капитуляция с сопряженными с ней репутационными потерями той стороны, которая вынуждена будет идти на уступки. А на уступки вынуждена будет идти как раз фрондирующая сторона, это очевидно, с простой и понятной целью сохранить хоть какие-то позиции. На это Рашкина и Левченко могут, допустим, подтолкнуть предстоящие выборы и «кутузовская стратегия»: в том плане, что проигранная битва – не проигранная война. Все ведь помнят, что Кутузов даже Москву сдал, чтобы потом обратить Наполеона в бегство.

Но, с другой стороны, это наверняка хорошо понимает и Афонин, поэтому вряд ли он оставит в коммунистических рядах столь грозных соперников. Ведь это означает, что конфликт будет продолжаться и продолжаться, и пост председателя не дает никаких гарантий, что он не закончится поражением последнего, поскольку авторитет и вес Афонина сильно меньше, чем у того же Зюганова (а рейтинг и узнаваемость еще ниже, причем очень значительно), а транзит власти, частью которого и будут предстоящие думские выборы, может открыть такие окна возможностей, которые для нового председателя партии – при условии, что Афонин им станет – станут фатальными, разумеется, в политическом смысле. Ибо мы до сих пор не знаем стратегию байденовской администрации по отношению к России, что в условиях транзита является поистине критичным фактором, ведущим к сценарию «Россия – осажденная крепость».

И вот при реализации этого сценария у Афонина и КПРФ в целом, придерживающихся во многом провластного (критика Навального и массовых протестов, которые тут же объявляются «оранжевой заразой» и происками внешнеполитических врагов) и консервативного курса, политическое будущее есть. Не ахти какое радужное, но вполне конкретное. Думается, верхушку КПРФ при консервативном варианте транзита не оставят и без мест в Госдуме IX созыва.

Но вот если начнется «оттепель», а возможно, даже «Перестройка 2.0» – а Штаты при желании, как следует надавив на Россию, вполне могут запустить такие процессы ну или, по крайней мере, ощутимо их приблизить – в этом случае у КПРФ с Афониным шансов на политическую жизнь практически не остается. Кто их будет поддерживать? Бабушки и дедушки за 60? Но дедушек такого возраста остается все меньше, у более молодых уже начинает вырабатываться довольно критическое отношение к КПРФ, свидетельством чему выступают застывшие рейтинги партии и постоянные скандалы, связанные то с региональными депутатами, то с деятельностью местных отделений. Тем более никто еще не знает, как смена руководства отразится на рейтинге партии. Может, вообще оттолкнет электорат – кто даст стопроцентные гарантии, что этого не случится? В том-то и дело, что никто.

А вот радикальное крыло во главе с Рашкиным – оно-то как раз и сможет привлечь дополнительных сторонников. И вообще выживаемость либерально-демократического ответвления КПРФ при той же «оттепели» – она не подвергается сомнениям. И о том, что такой сценарий в принципе возможен, говорит как раз то, что Рашкин и Ко упрямо гнут такую «полунавальнистскую» линию. Точно знают, что такой вариант прорабатывается на высшем уровне как один из вероятных. Или даже – очень вероятных.

Но это – что касается будущего. Возвращаясь же к настоящему, остается констатировать, что если в самом деле председательские полномочия будут переданы Афонину, то КПРФ ждет неминуемый раскол – на консервативное и на либеральное крылья. И в этом сомневаться не приходится ни на гран. Что, с одной стороны, будет означать триумф Сергея Владиленовича, ибо как реальная политическая сила КПРФ будет тогда уничтожена, с другой – мы увидим много чего нового и интересного, поскольку, скорей всего, транзит приведет к чему-то среднему между полной консервацией и «Перестройкой 2.0», что откроет перед либеральным крылом нехилые возможности, которые они явно не упустят.

Впрочем, есть еще третий сценарий: Геннадий Андреевич, видя приближающуюся катастрофу, отложит свой выход на пенсию на поствыборное время, надеясь на то, что все само как-то рассосется-решится. И вот этот расклад видится наиболее вероятным. Последний шанс КПРФ как-то скрепить линию трещины. По принципу «из двух зол». И лучшего в сложившейся ситуации действительно не придумаешь. Сейчас обстановка меняется стремительно и непредсказуемо. Ожидать можно чего угодно.

Но как все выйдет в реальности – это мы узнаем уже через полторы недели – 24 апреля, на которое и назначены выборы партийного руководства КПРФ. Хотя, судя по скорости событий, кто знает, что еще может случиться за эти полторы недели…

Фото: РИА Новости