Две силовые «башни» Кремля схлестнулись за будущее России, или К кому прислушается Путин?

А что если предположить, что в России не осталось никаких политических игроков, наделенных субъектностью и имеющих реальные рычаги влияния на политическую ситуацию в стране, окромя силовиков? И все войны «кремлевских башен» – это такие своеобразные разборки между силовиками, уже нацеленными на то, чтобы прибрать власть к своим рукам в постпутинской России – при условии, что транзит был запущен не просто так?

Предположить-то, конечно, можно, но если ли основания для этого?

Определенно, есть.

Например, вчерашнее заявление замглавы АП Дмитрия Козака, показавшее серьезный настрой Кремля в отношении Донбасса и Украины. По крайней мере, на первый взгляд.

Козак да, уточнил, что пока необходимости нет, НО:

Если там будет, как говорит наш президент, устроена Сребреница, видимо, вынуждены будем встать на защиту,

пригрозил/предупредил он.

И вкупе с демонстративной переброской войск к украинской границе эти его слова звучат и вправду грозно.

Но так ли это на самом деле?

Сребреница – это весьма радикально. В той истории, напомню, пропали без вести более 8 тысяч человек из числа мусульман. Сомнительно, чтобы Украина пошла бы на такое, даже если бы Россия сидела тихо и ни о каком экстренном вмешательстве в конфликт не помышляла бы от слова совсем: прославиться на весь мир новым геноцидом? И тем самым поставить под угрозу отношения с Западом и США? Ну нет, тут даже вопроса не стоит. И это заметно так девальвирует высказывание Козака. Но тем не менее сигнал не считать нельзя: если что – Россия встрянет.

Если – что?

Если администрация Байдена будет и дальше упорствовать в своих каверзах по отношению к России, прежде всего подвешивая в воздухе – Владимир Владимирович и так оттягивал послание, сколько мог, ожидая хоть какой-то определенности – ситуацию с тем курсом, который планирует взять Вашингтон в российско-американских отношениях.

Тогда мы сами внесем ясность – вот в чем message Козака.

Да, это будет сценарий «осажденной крепости», пусть так, но зато – определенность.

Но кто сказал, что это, скажем так, позиция «коллективного Кремля»?

Вот, например, у секретаря Совбеза Николая Патрушева чуть ли не диаметрально противоположная позиция:

У российского и американского народов сегодня нет поводов для вражды, нас не разделяет, как ранее, идеология. А вот поле для сотрудничества обширное,

заявил он чуть раньше Козака, напомнив, что «многолетняя история отношений России и США показывает, что в решающие моменты наши государства демонстрировали способность налаживать сотрудничество, несмотря на разногласия».

Поэтому мы все же полагаем, что в Вашингтоне возобладает здравый смысл и будет начат предметный российско-американский диалог по вопросам, которые без конструктивного взаимодействия между нашими странами в принципе не могут эффективно решаться,

– выразил свою надежду Николай Платонович.

То есть получается, что разные группы лоббируют разные сценарии решения донбасского вопроса и вообще сценарии дальнейшего развития страны?

Выходит, что так.

Теперь подбавим фактуры

Козак – человек главы СВР Сергея Нарышкина, которого политолог Станислав Белковский назвал «теневым решальщиком» на внешнеполитическом направлении и возможным сменщиком Лаврова. Ясно, что в случае обострения российско-американских отношений, включая донбасский конфликт, и, как следствие, взятия курса на политику изоляционизма статус МИДа резко повысится. А учитывая закулисную сторону, в которой, надо полагать, весьма силен Сергей Евгеньевич – повысится очень серьезно. Если докрутить ниточку до логического конца – это претензия на первое-второе место в постпутинской России, если армия, конечно, поддержит. А оно, скорее всего, так и будет.

Перспектива, конечно, далекая, но не в ту ли даль устремлен взгляд главного разведчика?

Впрочем, нельзя исключать и того, что в некой тайной иерархии есть кто-то и поглавнее Нарышкина, и именно он метит на трон. Что, однако, не меняет общую конъюнктуру.

А что Патрушев?

А Николай Платонович, судя по его словам, такого поворота не шибко жаждет, видимо, понимая, что с тем уровнем научно-технологического развития, к которому страна скатилась за тридцать лет, России в скором времени останется тогда соперничать лишь с «банановыми республиками» да еще с КНДР. Какая-то уж совсем не радужная перспектива, причем с такими чудовищными рисками политической нестабильности вплоть до попыток госпереворта, что о том, чтобы их превентивно купировать, и речи не стоит. Не потому ли он и протягивает руку США?

Но понятно, что делать столь далеко идущие выводы на основе лишь одного интервью – как-то уж больно отдает какой-то доморощенной конспирологией. А если не только?

Так, в конце прошлого года стали просачиваться слухи о том, кто стоит за всеми теми громкими сливами о личной жизни президента (третья предполагаемая дочь, состояние семьи которой оценивается почти в 8 млрд рублей, экс-зять, купивший пакет акций «Сибура» стоимостью в 380 млн долларов за 100 долларов в качестве приданого, дворец в Геленджике за 100 млрд рублей и проч.). И это, по информации телеграм-каналов «Кремлевский мамковед» и «Антискрепа», был не кто иной, как Николай Патрушев.

Это предположение хорошо бьется с тем, что бенефициаров той информационной кампании так и не нашли, не наказали, хотя г-н Песков и говорил, что «мы знаем более и менее, кто является организатором этой работы». А не нашли и не наказали потому, что слишком большие люди, их так просто не снимешь и не выпорешь, хотя сыну Николая Платоновича, нынешнему министру сельского хозяйства, все же досталось: Владимир Владимирович устроил тому такой разнос, что аналитики в один голос заговорили о его скорой отставке. К тому же на то, что в деле были замешаны очень большие люди, указывает и характер информации – слив, на который, да еще на периодической основе, решились бы очень немногие. А учитывая еще и цель всей той кампании – подтолкнуть президента к отставке, чтобы перезапустить систему – так вообще никто, наверное. Разве только Николай Платонович.

Возможно, тут где-то в кустах прячется и бывший премьер, ныне заседающий в Совбезе. Ну не зря же мемуары Обамы, в которых тот расхваливал Медведева на все лады, вышли как раз к победе Байдена на президентских выборах. Сигнал России на перезагрузку? Не иначе.

Но перезагрузка застопорилась. Владимир Владимирович «заморозил» начавшийся в середине января 2020-го транзит и стал готовиться к обороне, доказательством чего и стало обнуление президентских сроков, которого изначально в путинском плане не было.

Почему Путин приостановил проект транзита?

По всей видимости, страх Перестройки 2.0, согласимся здесь с Александром Бауновым. Страх того, что система не выдержит и развалится, как металлическая конструкция с раскрутившимися в один миг болтами.

Поэтому вполне логично, что в итоге мы уперлись как бы в единственный вариант развития событий – сценарий «осажденной крепости», который тоже имеет своих сторонников. Из тех, кто не задумывается о том, что будет лет так через пять-десять-пятнадцать, надеясь на русское «авось» и ядерную бомбу.

Расклад, в общем-то, не новый, о делении на две партии – на «партию Госсовета», выступающую за транзит, и «партию Совбеза», борющуюся за консервацию режима – писал еще телеграм-канал «Незыгарь» в начале транзита, когда президент лишь его инициировал, запустив Конституционную реформу. Новое заключается только в том, что, предположительно, обе эти «партии» – они из силового блока. И вот это, пожалуй (разумеется, при условии, что наша теория верна), даже сенсация, так как это говорит о том, что будущее России – в руках силовиков, которые выступают единственным, не считая президента, конечно, политическим субъектом.

И весь вопрос только в том, к какой партии прислушается президент: за «осажденную крепость» или против.

А тут есть над чем подумать

Вот Штаты через своего госсекретаря уже откликнулись, обозначив открытость к сотрудничеству. Для Зеленского, кажется, достаточно того, что у себя на Украине он может распускать слух, что предотвратил войну (ну в том случае, если Россия все-таки не введет войска), по сути, этим обеспечивая себе второй срок президентства. Меркель уже пыталась убедить Владимира Владимировича отвести войска, явно давая понять, что ЕС не хочет войны (а значит, может пойти на уступки в чем-то другом, например, поспособствовать в победоносном шествии «Спутника V» по Европе).

Теперь – слово за Путиным. Чем он порадует мир в день 95-летия королевы Елизаветы II?

Фото: РИА Новости / Алексей Дружинин