Эвакуация Донбасса в рамках конституционных прав. Что должна делать Россия, когда её граждан начнут убивать в ДНР и ЛНР?

Со времён появления национальных государств в XVII веке на их плечи легла обязанность предоставления защиты своим подданным и гражданам. История знает немало примеров начала войн, аннексий и вторжений, вызванных угрозой жизни граждан (или даже этнически и конфессионально близких групп) одной страны на территории другой. Данной ситуации придумано вполне оправданное и ёмкое название – «гуманитарная интервенция».

Ярким историческим примером подобной интервенции могут служить действия союзных войск Франции, России и Англии в период с 1827 по 1830 годы, совершивших военное вторжение в Турцию для защиты греков-христиан, до тех пор зверски уничтожаемых османами.

В 1847 году в Афинах разграблению толпой греков был подвергнут дом некого финансиста, подданного британской короны. Англия в ответ на нежелание греческого правительства возместить убытки одному человеку попросту блокировала греческие порты военными кораблями и, в итоге, обрела господство над этой частью Средиземноморья.

Нынче мы будем говорить о положении граждан Российской Федерации, проживающих на территории ЛНР и ДНР. На сегодняшний день их количество составляет около 700 000 человек. Жизнь каждого из них ежедневно подвергается опасности. Едва ли не ежедневно эти люди гибнут. В случае наступления украинских войск количество жертв может исчисляться сотнями тысяч.

Статья 7 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации» гласит:

«Гражданам Российской Федерации, находящимся за пределами Российской Федерации, предоставляются защита и покровительство Российской Федерации».

Другой федеральный закон, «Об обороне», также безусловно предусматривает защиту граждан Российской Федерации за пределами территории страны от вооруженного нападения на них.

Как заявлял авторитетный правовед, член Международного суда ООН Ф. Джессеп, «…международное право традиционно признает право государства применять вооруженную силу для защиты жизни и собственности своих граждан за рубежом в тех ситуациях, когда страна пребывания не может или не желает предоставить им ту защиту, на которую они имеют право».

Другой признанный эксперт международного права, профессор Кембриджа и член Комиссии международного права Д. Боуэтт (Великобритания) отмечал:

«Есть все основания утверждать, что защита граждан, находящихся как на территории государства, так и вовне, является по существу защитой самого государства».

Таким образом, право на вооружённую защиту граждан, находящихся за рубежом, законно рассматривается как вид самообороны и никаких ограничений не предусматривает.

То есть Российская Федерация в создаваемых условиях просто обязана действовать. И действовать решительно.

Существуют два способа защиты подвергаемых опасности граждан. Первый – эвакуация. В том числе с использованием вооружённых сил. К подобным мерам за последнее время страны прибегали неоднократно. Например, Израиль в Уганде в 1976 г., США в Иране в 1980 г., Франция и Бельгия в Заире в 1991 г.

Понятно, что эвакуировать 700 000 человек – задача невыполнимая. Поэтому, скорее всего, согласно всем законам и общепринятым международным нормам, придётся рассматривать второй способ – введение войск.

Защищая своих граждан, Бельгия вводила свои войска в Заир в 1965 г., Франция в Чад в 1978 г., Уганда в Конго в 1999 г. В 1983 году США оккупировали небольшое государство Гренада, в котором незадолго до этого произошёл «бархатный» социалистический переворот. Менее 1 000 (одной тысячи) американских студентов-медиков в тот момент проходило летнюю практику в гренадских кампусах. И цели захватнической операции, ничтоже сумняшеся, обозначили именно как освобождение американских граждан, подвергающихся опасности. Опасности, к слову сказать, мнимой. В 1989-м, опять же под предлогом защиты своих граждан, Соединённые Штаты вводили войска в Панаму.

Выполняя свои обязательства, ничего нового, ничего из ряда вон выходящего Россия не совершит. Напротив – в случае игнорирования конституционных прав по защите собственных граждан РФ может подвергнуть себя угрозе глубокой дискредитации как государства.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев