Демагогия с умным лицом: либеральный взгляд на перспективы протеста в России

Либеральный политолог и экономист Владислав Иноземцев в своей еженедельной колонке на телеграм-канале «Кремлевский безБашенник» на сей раз решил порассуждать о перспективах протеста в России, вероятность которого, на его взгляд, не слишком высока. Точнее, крошечно мала.

С этим выводом действительно спорить трудно: то, что сейчас люди вдруг ни с того ни с сего высыплют на улицы, — не пригрезится даже самому оторванному от реальности революционеру/оппозиционеру или просто противнику того курса, что упорно продвигает власть. Однако то, как к этому выводу приходит Иноземцев, — вызывает вопросы. Либо, что более вероятно, является непониманием сложившейся конъюнктуры и той роли, которую во всех этих процессах играет народ.

Во-первых, как и свойственно либералу, Иноземцев всерьез рассматривает движение навальнистов, как и самого их лидера, – как некую силу, которая способна стать триггером изменений, в частности, их новый проект с регистрацией потенциальных участников «полумиллионного митинга»:

Одним из недавних знаковых событий стала объявленная соратниками А. Навального акция за новый митинг в его поддержку. За первые шесть дней ею заинтересовались около 360 тыс. человек – или 0,4% от 84 миллионов, посмотревших за аналогичный срок знаменитый фильм про дворец В. Путина. Не исключено, что на этой неделе произвольно выбранная организаторами цифра в полмиллиона сторонников будет не без труда достигнута – но состоится ли заявленная манифестация и сколько людей она реально соберёт, остаётся неясным,

— пишет он.

Ну отчего же неясным, так и хочется спросить уважаемого эксперта, очень даже ясным. Не будет никакой акции, поскольку даже если на сайте и будет указана цифра в полмиллиона, в реальности это будет куда меньше.

Потому что число заявленных участников совершенно точно никогда не равняется числу пришедших на мероприятие — и без разницы, это протестный митинг, творческий вечер поэта или художественная выставка. Как правило, в реальности цифра в несколько раз меньше.

Но что самое важное, так это то, что навальнисты явно накручивают, причем совершенно беспардонно, число зарегистрировавшихся:

Посмотрел два характерных региона. Первый – Владимирская область, город Покров. Думал, тролли там точно наставят меток. И точно, из той самой ИК-2 на ул. Штольверка, где сидит Навальный – зарегистрировались 85 человек. Это что, его соседи по бараку? Далее глянул Грозный. Мечеть «Сердце Чечни» на проспекте Хусейна Исаева – 40 человек из мечети. Тоже все ясно. Затем стал смотреть свой район Замоскворечье и вокруг, где знаю каждый дом. И там люди регистрировались из следующих объектов: посольство Индонезии – 3 человека, посольство Мали – 1, резиденция британского посла – 3, Генконсульство Италии – 2, Рыбный рынок – 3, музей «Ингосстраха» – 2, причал «Третьяковский» – 3, зарядная станция для электромобилей на Татарской – 11, психбольница им. Алексеева (Кащенко) – 8, Болотная площадь, памятник Репину – 18, Красная площадь – более 22 тыс.,

— делится результатами своих изысканий левый публицист Павел Пряников в своем телеграм-канале, добавляя, что «это говорит и о мотивации незначительной части реальных людей, кто там регистрируется – поглумиться над организаторами, которые всерьёз почему-то думают, что надо засчитывать голоса из Кащенко, колоний, мечетей и электрозарядных станций».

Во-вторых, по мысли Иноземцева, говорить о массовом протесте не приходится до тех пор, пока основная часть (ее он называет населением — тех, кто более озабочен материальным выживанием в противовес обществу — тех, кого волнуют права и свободы) не разорвет с «культурой общественного оппортунизма», тренд на который лишь укрепляется.

В этих словах чувствуется какое-то пренебрежение, что ли, взгляд свысока на это самое «население». Но не сам ли эксперт не так давно объяснял влияние рыночной экономики и идеологии индивидуализма на динамику протестных настроений по экономическим причинам?!

Напомню:

Когда люди приходили в магазин с пустыми полками, они видели несостоятельность системы; когда они приходят в супермаркет с пустыми карманами, они ощущают лишь собственную, индивидуальную несостоятельность. Многие люди тех же способностей устроились в новой жизни и пользуются ее возможностями — а это подспудно порождает мысль, что теперь в проблемах человека виновата не система, а он сам,

писал он.

А интерес к политике – он крайне редко бывает массовым (повсеместная политизация – признак масштабного кризиса). И это – сознательная линия государства, чтобы такого интереса не возникало. В РФ этого добились очень просто, внушив людям, что их мнение ни на что не влияет. Есть, конечно, незначительная часть людей, которые убеждены в обратном (и, кстати, не пойми отчего), к которым, видимо, и принадлежит экономист. Как верно отметил уже вышеупомянутый Павел Пряников, «Иноземцеву повезло родиться в семье наследственных системных либералов, советника главы КГБ».

Но куда больше удивляет непонимание доктором экономических наук, коим является Иноземцев, очевидных вещей: в случае с малоимущими людьми возможен лишь голодный бунт, а не протест против той или иной поправки в закон, запрета на митинги и проч. Им не до этого, даже если дело касается серьезных вещей, таких, как, допустим, пенсионная реформа, против которой выступало подавляющее число россиян. И что, были протесты? Вот и ответ. А до голода — еще далеко, так что Кремлю опасаться совершенно нечего.

В-третьих, экономист, говоря о массовых волнениях, все равно делает ставку на это самое «население»:

Запущенное Навальным брожение является своего рода искрой, которую раз за разом «высекает» оппозиция. Но чтобы из неё «возгорелось пламя», необходима критическая масса активно недовольных людей. Создать её, на мой взгляд, может только власть своими неумелыми действиями, затрагивающими жизненные интересы миллионов – как это было в 2018 году, когда она сама обвалила рейтинг Путина пенсионной реформой. Пока же Кремль в очередной раз не «выстрелит себе в ногу», серьёзной дестабилизации ситуации ждать не приходится…

— заключает он, делая вид, что ну совершенно не понимает тех механизмов, которые лежат в основе инициации и активизации протеста.

Да, нужен фон, нужен триггер, нужна «критическая масса», нужны (как это показал опыт Белоруссии) лидеры и, как пишет левый политик Игорь Скурлатов, орговики. Но даже если все это будет в наличии — этого не хватит для той волны протестов, которая поколебала бы веру Кремля в свою неуязвимость. Недостающее звено всей этой мозаики – участие элит, которые были бы настроены на большой передел власти. А вот этого-то и нет.

Возможно, кто-то в качестве контраргумента вспомнит Болотную. Но Болотная – она как раз про это! Ибо тогда как раз появились силы, которые хотели видеть на втором сроке Дмитрия Анатольевича, а не Владимира Владимировича на третьем. Но, судя по тому, чем все завершилось, одни элитные группы переубедили других. И протест был слит, кстати, не без участия «берлинского пациента» (не этим ли объясняется его привилегированное положение в России до 2020 года?).

А дальше во избежание подобных прецедентов Владимир Владимирович взял ситуацию под контроль. И, надо отдать ему должное, сумел выстроить такую систему, при которой удовлетворение интересов одной элитной группы в какой-то сфере, а значит ущемление другой группы, как правило, балансировалось удовлетворением интересов «ущемленной» группы в какой-то иной сфере.

Поэтому на данный момент все в этом плане довольно тихо. Да, по слухам, есть определенные брожения, по некоторым событиям мы можем сказать, что какие-то элитные группы пытаются подтолкнуть Владимира Владимировича к транзиту и проч., но в целом система довольно стабильна. По крайней мере, до послания Федеральному Собранию, когда, возможно, президент «разморозит» проект транзита, начавшийся еще в начале прошлого года, но приостановленный пандемией и мировым экономическим кризисом.

И вот только тогда, если какая-то кремлевская башня решится на повышение ставок — только тогда можно говорить вообще о протестах, триггером к которым, вероятно, послужат выборы в Госдуму (либо недопуск каких-либо кандидатов, либо «Единая Россия» опять, по меткому выражению секретаря Генсовета Андрея Турчака, «жахнет», показав северокорейский результат). А до этого любые разговоры об «искре», из которой «вспыхнет пламя», – демагогия с умным лицом. Не более того.

Фото: Алексей Насыров / Reuters