Оскал США в сторону России направлен на газ и кибератаки

После смены президентской администрации в Вашингтоне, ожидаемо начались новые разговоры про новые санкции. А также, о неких «новых подходах» к санкционной политике со стороны Белого Дома в отношении России.

Так, американское издание Financial Times пишет о существовании «двух группировок» в окружении американского президента Джо Байдена, которые видят дальнейший подход к санкциям по-разному. Есть те, кто говорят о более «мягком подходе», однако, появилась и группа «ястребов», возглавляет которую выдвинутая на пост заместителя государственного секретаря США по политическим вопросам, Виктория Нуланд.

В частности, она уже несколько раз делала резонансные заявления о том, что США в своей санкционной политике не должны зависеть от мнения ЕС. Это, к слову, весьма прозрачный намёк на «Северный Поток-2», который еще в период администрации Трампа, расценивался в Штатах, как «рычаг политического давления на ЕС и угроза энергетической безопасности Европы». О чем, к слову, прямо заявлял тогдашний Государственный Секретарь Майк Помпео. Эти заявления возымели и свои практические действия, ряд инициатив против завершения строительства СП-2 и «Турецкого Потока» были внесены Конгрессом в оборонный бюджет США на 2021 год.

Впрочем, стоит отметить, что с Европой по вопросу российского газа всё далеко не однозначно. По поводу давления на СП-2 Америке четко и систематически противостоит Германия. Для которой как раз российский газ является куда большей гарантией энергетической безопасности. Хотя бы потому, что он дешевле и доставляться будет по трубопроводу. Альтернатива в данном случае – это сниженный газ из Штатов, который планируется доставлять танкерами, и который по самым скромным подсчетам будет на 20, а то и 30% дороже российского.

В свою очередь, сегодня, 26 марта, председатель совета директоров «Газпрома» Виктор Зубков заявил, что строительство трубопровода завершено на 90-92% и СП-2 будет полностью построен уже в этом году. По словам Зубкова, «главное - закончить "Северный поток - 2" и продолжать поставлять те объемы, которые предусмотрены в контрактах». 

Если вспомнить, что строительство газопровода прерывалось несколько раз по причинам ввода разного рода адресных и секторальных санкций в отношении российских компаний, то понятно горячее желание топ-менеджера «Газпрома» поскорее завершить этот проект и ввести его в эксплуатацию.

С другой стороны, стоит напомнить и о том, что говорила Виктория Нуланд в 2020 году, когда еще не была приближена к Белому Дому. И вот здесь появляются уже довольно тревожные ощущения. И не только по поводу дальнейшей судьбы СП-2.

Так, в одном из интервью, нынешняя кандидат в заместители Госсекретаря, заявила, что «наступает момент проявить уверенность и давить на те болевые точки Путина, где он наиболее уязвим, и среди прочего, это его собственные граждане». В том же выступлении Нуланд, вспоминая о противостоянии США и СССР в годы «холодной войны», отмечала: «стратегия требовала последовательного и непрерывного американского лидерства на уровне президента, единства с демократическими союзниками и партнерами, а также коллективной решимости сдерживать и останавливать опасные действия Кремля. Она также включала стимулы для Москвы, чтобы та шла на сотрудничество, а порой и прямые призывы к российскому народу о преимуществах и выгодах добрых отношений».

Чтобы понять смысл подобных высказываний, стоит вспомнить и российские девяностые с крушением Советского Союза под многотысячные демонстрации как раз того самого народа, и 2014 год и работу с населением госпожи Нуланд на украинском Майдане. А также то, чем всё это закончилось.

С другой стороны, как отмечают авторы материала в Financial Times группе влияния Нуланд противостоят кадровые сотрудники Министерства финансов и Госдепартамента США. Они, в общем, тоже за введение санкций, но с определенными оговорками. В частности, эти люди говорят о том, что давить на Россию нужно с учетом американских экономических интересов, а также «с учетом позиции партнеров». Это тоже довольно интересные с дипломатической точки зрения выражения, поскольку американская дипломатия уже не раз заявляла, что в целом, возможности для новых (безопасных для американской экономики) санкций в отношении России у США практически исчерпаны.

Так, в материале The New York Times по поводу перспектив в санкционной войне нового американского президента было заявлено следующее: «Байдену предстоит узнать, что накопившаяся за годы усталость от санкций, усугубившаяся при администрации Трампа, а также уменьшение американского влияния сделают выполнение обещаний значительно более трудным, чем когда он был вице-президентом».

С другой стороны, сейчас, на уровне публичной риторики нынешний американский президент скорее придерживается линии Нуланд. Но вопрос в случае с Байденом упирается в то, насколько вообще это самостоятельная, а то и дееспособная политическая фигура. И здесь стоит вспомнить другую «роковую женщину» в ближайшем окружении главы США, вице-президента Камалу Харрис. Которую уже практически открыто прочат в следующие и «досрочные» президенты Штатов, когда (а не если) Байден уйдёт с поста по состоянию здоровья.

Харрис в плане отношения к России «темная лошадка». С одной стороны, именно она была одной из тех, кто педалировал тему «русских хакеров» и была инициатором принятого в США Закона «О кибербезопасности». С другой - она выступала, как резкий критик Трампа по поводу его желания выйти из договора по РСМД с Россией.

Её курирование вопроса «кибербезопасности» и «кибер-санкций», кстати, может помочь понять, каков подход госпожи вице-президента США к санкционной политике в отношении нашей страны. Дело в том, что 2 июня будет оглашён новый пакет антироссийских санкций по поводу якобы российской хакерской атаки на компанию SolarWinds. И вот по характеру и природе этого, будущего давления и можно будет говорить о том, какой позиции придерживается Харрис, а с ней и официальная власть Штатов. И насколько эта позиция близка к риторике госпожи Нуланд. Впрочем, в любом случае, хотелось бы, чтобы СП-2 был построен и введен в эксплуатацию как можно раньше, дабы избежать возможных дальнейших проблем. Впрочем, определенную уверенность здесь внушает и позиция Германии, и слова представителей «Газпрома».

Фото: moyby.com