Удар по Володину или Шойгу? Политолог Дмитрий Журавлев о политической подоплеке дела Белозерцева

Вчера, 21 марта, правоохранительные органы задержали губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева, а сегодня Басманный суд Москвы арестовал чиновника на два месяца.

Напомним, что Белозерцеву инкриминируют взятку в размере 31 млн рублей, которую он получил от председателя совета директоров группы фармацевтических компаний «Биотэк» Бориса Шпигеля, тоже, кстати говоря, арестованного.

Коррупционное дело – налицо. Однако в России сложилась такая традиция, что, как правило, большинство антикоррупционных дел имеет политическую подоплеку (вспомним, к примеру, дела Алексея Улюкаева или Сергея Фургала). Вероятно, без оной не обошлось и в этом случае. Об этом мы поговорили с политологом, генеральным директором Института региональных проблем Дмитрием Журавлевым.

«ВН»: – По вашему мнению, какая политическая подоплека в деле Белозерцева?

– Мне довольно сложно судить о политической подоплеке в Пензе. По той простой причине, что Белозерцев как раз занимал почетное среднее, даже чуть ниже среднего, место губернатора Российской Федерации. Сказать, что он лично или его действия кому-то сильно мешали, – трудно. Да, может быть, Шпигель кого-то интересовал. Белозерцев же как политическая фигура большого значения не имел. Скорее, он загремел именно за коррупцию, просто попав под тот фонарь, который повесили над Шпигелем.

«ВН»: – Некоторые эксперты полагают, что это удар по Вячеславу Володину, в близкий круг которого он, говорят, входил…

– Как мне кажется, противоречия володинской группы с группой, их сменившей в администрации президента, конечно, большие. И удар по Володину – вещь для другой команды, без сомнения, полезная. Но если бы это был удар по Володину, то это можно было бы делать и год назад, и несколько лет назад – звоночки уже были тогда. Да и по Шпигелю – первый скандал был в первое десятилетие двухтысячных. По времени не подходит. Идея, понятно, выглядит красиво, а по времени не подходит. Беда политологии как искусства, не говорю – как науки, состоит именно в том, что мы ищем красивые решения. Но жизнь очень часто бывает куда менее красивой, чем нам кажется. Очень часто в некоторых действиях нет прямых причин (политических – прим. ред.). Поэтому то, что, арестовав Белозерцева, можно создать неприятности (и то относительные) Володину – согласен. То, что это ставилось задачей, – не очень в это верю. Если бы это было задачей, то Белозерцева под белы рученьки взяли бы еще в прошлом году. Потому что факт был в прошлом году. Это – как и с Хабаровском: многие говорили, что вот Кремль расправился с оппозиционным губернатором. Такое объяснение выглядело красиво, но по времени не подходило. И тут, мне кажется, то же самое. Другой вопрос, что противники Володина, получив такую информацию, страшно обрадовались, получили массу удовольствия. Но то, что они специально готовили это целый год, как-то сомнительно.

К тому же – основания. Ну и что, что входил в окружение Володина? Если бы можно было доказать, что он взятки Володину давал – вот это да, но это маловероятно. В этой ситуации не к Володину тянутся нити, хотя косвенно и задевают его, если он как-то причастен к его выдвижению, что вероятно. Куда ты глядел, как ты мог недосмотреть? Ну что-то вроде того. Но Володин – человек сильный, влиятельный. Не скажу, что он всесилен, но он очень влиятельный и его только одним этим – не свалишь. Более того, будучи председателем Госдумы, Володин существенно усилился. Заметьте, при Володине Госдума стала практически то ли третьим, то ли вторым органом в стране, «задвинув» Совет Федерации. А я еще очень хорошо помню времена, когда Совет Федерации был ключевым ведомством в законодательном корпусе. Госдума уже конкурирует с правительством. Это исключительно заслуга Володина как администратора. И вот ослабить его позиции просто тем, чтобы найти в его окружении фигуру, подобную Белозерцеву, вряд ли возможно. К тому же надо учитывать, что Белозерцев переизбрался и явно не без помощи противодействующего Володину лагеря – внутриполитического блока АП. И неизвестно еще, кому рикошетом больше попадет.

«ВН»: – Существует еще версия, что это удар по Шойгу…

– Понимаете, влияние Шойгу столь велико, что даже если это и делалось как удар по нему, то это – как слону дробина. Влияние наших государственных деятелей, близких первому лицу, – оно колоссально. Не будем завывать, где Путин был в минувшие выходные и с кем.

«ВН»: – То есть получается, что это атака, скорее, на Шпигеля, а Белозерцев – просто пришелся под руку?

– Именно. Шпигель – человек сложный, с очень разными связями. Он не просто богатый человек и бывший сенатор. Напомню, что в свое время он возглавлял антинацистское движение, в качестве такого много общался с представителями стран Запада. Я ничего не могу утверждать, но я знаю, что в свое время его движение очень активно работало, в том числе и с зарубежными странами. И это – помимо того, что он просто очень богатый человек и, как следствие, уже активно влияющий на все окружающее его пространство. Я думаю, что это именно удар по Шпигелю, который для кого-то стал радостью, для кого-то неприятностью. Но и то – не очень большой.

Фото: Алексей Ерешко/ ТАСС