Все решится уже на этих выходных? Или два слова о том, как волосок, на котором повис Лукашенко, превращается в спасительный трос

На днях всплыл инсайд, что ситуация в Белоруссии разрешится уже в этот уик-энд: «Говорят, что в выходные Минск ждут уличные беспорядки и попытка перехвата власти», — пишет телеграм-канал «Незыгарь», уточняя, что «лидеры Координационного Совета собираются выступить с важным программным заявлением. Это перевернет все!».

С одной стороны, это не лишено логики, ибо время, когда возможно провести операцию по, скажем так, транзиту власти, — очень ограничено. Зазор с игольное ушко и с каждым днем он становится все меньше и меньше, на что справедливо обращает внимание председатель исполкома Гражданской коалиции «Третья Сила» Игорь Скурлатов: «На весь процесс отведено ограниченное количество времени. И это время уходит. Сейчас время играет против протеста», — написал он в своем телеграм-канале, добавив, что флешмобы с шариками вызывают лишь недоумение.

С другой стороны, перехват власти подразумевает некие телодвижения уже далеко не мирного характера, а протестующие делают акцент именно на оном. Плюс ко всему на последнем заседании Совбеза Лукашенко ясно дал понять силовикам, что со всеми этими митингами и шествиями надо заканчивать, из чего следует, что каратели вновь перейдут к жестким мерам.

Надежда же на Координационный Совет, против которого уже заведено уголовное дело по статье «Захват власти», — весьма слабенькая. Да и с чего ей, надежде, разрастись и наполниться мощью?

Давайте на чистоту: что может сделать этот Координационный Совет? Призвать Лукашенко к совести? Апеллировать к правам человека? Запугать тем, что страны Евросоюза не признали его президентом и введут санкции (ха-ха-ха! «карибский Сталин» уже второй год правит Венесуэлой без всякого признания и под санкциями!)?

В общем, ничего серьезного он, впрочем, как и новый «национальный лидер» в лице Светланы Тихановской, противопоставить Лукашенко с его силовиками не может — вот в чем закавыка.

Выходные 1

Фото: Виктор Толочко / Sputnik.

Да, ход с забастовкой был верным, но полностью он так и не реализовался (а в этом, пожалуй, заключалась единственная возможность!), что в некотором роде обесценило и нивелировало задумку, это — во-первых. Во-вторых, люди устают, протест выдыхается, как спринтер, которого заставили бежать марафон. И, в-третьих, как уже отмечалось выше, белыми шариками революции не делаются.

О чем это говорит?

Да о том, что шансы Лукашенко остаться у власти, несмотря на полную делигитимацию режима, за последние дни существенно выросли, ибо, как оказалась, в народной поддержке «последний диктатор Европы» не особенно-то и нуждается. В поддержке Путина — тут не поспоришь. Правда, самый шикарный вариант не прошел. Ибо если бы он смог «уломать» Путина ввести войска — тогда его партия была бы разыграна на все сто пятьдесят процентов, поскольку, с одной стороны, он поставил бы крест на всякой интеграции (от чего увиливал уже очень давно), с другой — воплотил бы в реальность слова Владимира Владимировича о том, что они «в одной лодке», и тогда бы Россия уже никуда не делась от помощи своему соседу на его, соседа, условиях. А сам экс-батька смог бы вопить об оккупации, лихо переобувшись, когда подвернулся бы подходящий случай.

Надо полагать, расчет был именно на это. Не оправдался, что тоже не смертельно. Поскольку выступать против экс-батьки Кремль все же не стал. Не стоит исключать, что даже сделал на него ставку: что Лукашенко удастся утихомирить протестующих, чтобы потом запустить механизм интеграции в обмен на гарантии безопасности. Впрочем, здесь важно понимать, что, несмотря на то, что Кремлю, по-видимому, сподручнее вести дела с Александром Григорьевичем, в петлю за него он не полезет: если что-то пойдет не так, то Кремль будет договариваться с теми, кто придет на место Лукашенко. И последний это очень хорошо понимает, поэтому настроен, как показали первые дни протестов, очень решительно — вплоть до готовности залить всю страну кровью белорусов.

И вот эта решимость, установка во чтобы то ни стало сохранить власть — она и является тем чудодейственным средством, что трансформирует ту ниточку, на которой оказался подвешен уже нелегитимный президент, в спасательный трос, так что вероятность того, что его уход на время откладывается, крепнет день ото дня. И, надо отметить, небезосновательно.

Выпустив карателей на мирных протестующих в первые дни, Лукашенко произвел, что называется, разведку боем, по результату которой он понял, что силы, в принципе, на его стороне. Во-первых, Запад и США отреагировали очень вяло. Во-вторых, на всякий пожарный он заручился поддержкой Путина в рамках ОДКБ и Союзного государства, обезопасив себя от миротворческих миссий НАТО. В-третьих, прощупал, на что способен народ, готов ли он взять оружие в руки, чтобы биться за свободу. Народ оказался не готов. После этого перспектива определилась сама собой: ставка на силовое решение. Ничего другого Александру Григорьевичу все равно не остается. Действовать еще решительнее и наверняка, не останавливаясь ни перед чем, — вот, по всей видимости, та стратегия, которой и будет придерживаться экс-батька.

Выходные 2

Фото: Sputnik / Виктор Толочко.

Так что протестующим следует готовиться к очень жесткому разгону, подчеркиваю: очень, — и сомневаться не приходится: не хватит силовиков — есть еще армия, полностью лояльная диктатору:

Сегодня армия — это часовой. <…> И в случае исполнения всех команд часовым, или если ему угрожает опасность, он обязан применять оружие на поражение. Жутко не хочется этого делать, но это обязанность часового, это долг нас с вами — армии. Может, некоторые этого хотят, чтобы потом нас, меня, обвинить в геноциде против собственного народа, потому что когда применяется оружие, гибнут мирные люди,

заявил министр обороны Виктор Хренин на закрытой встрече с руководством структурных подразделений Минобороны, Генштаба и Вооруженных сил.

С этим — разобрались.

Забастовки?

Несколько показательных массовых посадок или расстрелов и все — ситуация будет выровнена: много ли найдется таких храбрецов/фанатиков-революционеров/безумцев, что, не задумываясь, пожертвуют не только своей, но и жизнями близких? То-то и оно. И экс-батька прекрасно понимает, что такая тактика сработает безотказно. Пух! И все окажутся у своих станков, как миленькие.

Вот вам и решение.

Да, власть на штыках — и что? Для Лукашенко она, как деньги, которые, как известно, не пахнут.

И то, что в Белоруссии на ближайшие полгода-год (максимум — два) установится жесткая диктатура, — это, пожалуй, на сегодняшний день наиболее вероятный сценарий развития событий.

Выходные 4

Фото: REUTERS.

Ясно, что шестой срок Лукашенко не отсидеть, вряд ли он на это всерьез рассчитывает, но уйдет он так — как захочет: с высоко поднятой головой, разумеется, если не реализуется «румынский сценарий» или Кремлю не надоест сюсюкать со строптивым экс-батькой. Хотя не исключено, что сам Александр Григорьевич и не теряет надежды переиграть всех и вся. В этом нет даже малейших сомнений. И вот их отсутствие и становится гарантией того, что ничего у него не получится: нельзя использовать один и тот же прием до бесконечности. Тем более — играя с Кремлем.

Но это — в будущем, которое еще нужно вылепить. И Лукашенко уже закатал рукава, приготовившись, по сути, к короткой гражданской войне. Когда она начнется — в эти ли выходные или чуть позже — не так уж и важно. Важно, что откладывать в долгий ящик решение никто не будет:

Это не должно вас волновать, это моя проблема, которую я должен решать, и мы ее решаем. И, поверьте, в ближайшие дни решим,

успокоил экс-батька работницу агрокомбината «Дзержинский», пожелавшую ему «выстоять в этой ситуации».

Главное, что этой маленькой гражданской войны (или откровенного геноцида?) не миновать. И победа в ней будет за Лукашенко, ибо противопоставить что-то танкам и пулеметам, кроме своих тел, у протестующих нечего. Разумеется, если у оппозиции, у того же Координационного совета не припрятано в рукавах козырей и сюрпризов. Но что-то подсказывает, что там пусто. Как в бутылке, из которой выцедили последние сорок капель.

Фото: Sputnik / Виктор Толочко.