Второй президентский срок Дмитрия Медведева, или Немного о тонкостях политтехнологической войны

Если трансфер-2024 закончится тем, что Дмитрий Медведев займет президентское кресло, а Владимир Путин возглавит Госсовет, то возможных вариантов развития событий только два: либо сбудется прогноз Валерия Соловья с падением режима, либо — Максима Шевченко с концлагерями. Третьего не дано. И именно к этому, по информации Соловья, все и движется: в администрации президента уверены, что протащат Медведева, а других реальных сценариев покамест нет. Процесс, как бы это не было печально, если не сказать страшно, входит в зону сквозной турбулентности. Точнее, просто выносится в нее, причем руками самой же власти, которой, замечу, в долгосрочной — а то и совсем в близкой — перспективе ничем хорошим это тоже не грозит.

И здесь встает первый серьезный вопрос: неужели в АП не просчитали всех рисков с рокировкой — ведь последствия ее очевидны? В особенности, учитывая откровения того же Соловья о росте панических настроений в высших эшелонах власти, которые обуславливаются «риском ответной массовой реакции», а также «общей довольно высокой политической турбулентностью». Сложно представить, что эта информация обошла АП стороной. Лично я не могу поверить в то, что в АП полагают, что все у нас в России хорошо и прекрасно.

К этой власти можно относиться как угодно – ее можно не уважать, презирать, но никогда нельзя думать, что там нет мыслящих людей. Они очень четко мониторят ситуацию,

— совершенно справедливо отметил Евгений Ройзман на «Эхе Москвы».

В АП просто не могут не учитывать этих рисков.

С другой стороны, они могут не предать им должно значения, что тоже возможно. По этому поводу вспоминается такой случай:

Мы Болотную и массовые протесты предсказали года за полтора до того, как они начались, летом 2010-го года. Я написал доклад, отдал его и часть даже "опубличил" под названием "Новые сердитые", где сказал, что, вопреки тогдашним радужным прогнозам, скорее всего, на выборах в Госдуму 2011 года все будет очень плохо. И, скорее всего, по их итогам следует ждать попытки осуществления в России своего "оранжевого" сценария. На меня тогда посмотрели как на сумасшедшего и покрутили пальцем у виска: "Ты что паникуешь? Все же ровно: рейтинги хорошие, социология классная, инновации, инвестиции, модернизации, нано-технологии, экономика — все растет (тогда, после кризиса 2008 года, все и вправду росло по 5-6% в год)! Ты чего пальцем в небо тычешь?" И убрали все в стол. А потом — полыхнуло, и все забегали как ужаленные…

рассказал в интервью газете «Завтра» политолог Алексей Чадаев, работавший одно время в АП.

Но сегодня-то ситуация совершенно другая: рейтинги обваливаются (у Медведева вообще чуть ли не ниже плинтуса), социология отвратительная, доходы падают уже шестой год, ВВП приходится нагонять, чтоб хоть не в рамках статистической погрешности был, периодически вспыхивают массовые протесты (Архангельск, Екатеринбург, Москва, Улан-Удэ), цветут репрессии (фигуранты «московского дела», «Нового величия» и проч., дело шамана и так далее). В такой обстановке отмахиваться от негативных сценариев уже невозможно.

Поэтому можно сказать определенно: в АП явно сознают все риски. И пусть фигура Медведева для власти и олигархической элиты удобна и безопасна, как показал его отход от власти после первой рокировки, но в социально-политическом — это как бомба, которая рванет в любом случае. Но странным образом Соловей эти моменты упускает, по его информации, выходит, что идеологи и архитекторы трансфера об этой опасности даже не думают, полностью сконцентрировавшись на том, чтобы просто усадить Медведева на президентство:

Уверены, что Медведева удастся избрать в президенты. Готовы сделать это ценой беспрецедентных даже по российским меркам фальсификаций и административного давления. На региональных выборах-2019 и последующих апробируются техники такого "избрания",

— напомню, пишет политолог.

Вспоминается случай с Натальей Поклонской, которой политолог Михаил Делягин тоже пророчил пост главы государства. И какие нынче перспективы у нее сейчас? Занять — при удачном стечении обстоятельств — место официального представителя МИДа РФ Марии Захаровой. В сравнении с президентом перспектива, согласитесь, незавидная…

И вот здесь встает второй логичный вопрос: а можно ли доверять свидетельству Соловья?

Валерий Соловей — достаточно информированный человек, и имеет источники информации, близкие к Кремлю и Старой площади. Да, он не имеет информации с самых верхов, но какие-то правительственные клерки и чиновники вполне могут делиться с ним информацией,

отметил депутат Госдумы третьего и четвертого созывов Виктор Алкснис, добавляя, что «эта информация не является секретной».

И то верно: сценарий с рокировкой ходит среди политологов уже давно. И сообщение Соловья на сенсацию не тянет.

Однако давайте не будем забывать, что Соловей не столько политолог, сколько идеолог, стремящийся внести свои (понятно, «свои» очень условно, скорее, некой группы) идеи в массы, что получается у него, в принципе, довольно неплохо (достаточно ему опубликовать заметку в «Фейсбуке», как ее тут же подхватывает ряд авторитетных либеральных изданий, например, то же «Эхо Москвы»). Можно сказать, что он принимает активное участие в формировании настроений определенной — и не такой уж малочисленной, замечу — прослойки оппозиционно настроенных граждан.

Своим последним сообщением о намерениях АП протащить Медведева в президенты он, как я уже писал, не сказал ничего нового, но усилил известный сценарий, переведя его из гипотетических в разряд наиболее вероятных, смотрящийся на фоне торжествующей стабильности (или несменяемости власти — кому как больше нравится) в виде переизбрания спикером Совфеда Валентины Матвиенко и Вячеслава Лебедева председателем Верховного суда вполне логичным. Тем самым Соловей обострил — хотя, казалось бы, куда уж еще острить-то! — негативное восприятие премьера, как бы ставя его фигурой, продленной в будущее, крест на всех возможных положительных изменениях.

Станет ли еще мощнее отрицательное отношение к премьеру после сообщения Соловья? Определенно. Поскольку новая волна обсуждения с перечислением — куда уж без этого! — всех подвигов премьера, коих немало, поднята. Таким образом, цель достигнута. Такой политтехнологический удар.

Возможно, в его задачу входило совсем другое: отвлечь внимание от чего-то реально стоящего, сместить акценты. Кто знает? Но вот в его стремление предупредить общественность о «каверзных» планах АП касательно трансфера и преемника — в это верится с большим трудом. Точнее, не верится вовсе.

Хотя вероятность все равно остается. Политика, как говорится, искусство возможного. А под эту категорию подпадает практически все.

Фото: РИА Новости/Дмитрий Астахов.