Андраник Мигранян: признание геноцида армян сделано только и лишь в интересах самого Вашингтона, но воспользоваться попытаются многие

24 апреля президент США Байден признал геноцид армян 1915 года в Османской империи. На следующий день, 25-го, премьер-министр Армении Никол Пашинян подал в отставку, чтобы принять участие в им же самим назначенных на 20 июня внеочередных выборах.

О новой ситуации, созданной Вашингтоном на Кавказе, «Ваши Новости» беседуют с постоянным экспертом портала, профессором МГИМО, одним из самых глубоких российских американистов, автором множества научных публикаций и книг Андраником Миграняном.

Признание геноцида армян – попытка США поставить Эрдогана на место

– Андраник Мовсесович, насколько признание президентом Байденом факта геноцида армянского народа спустя 106 лет после случившегося искренне?

– В политике практически никогда не бывает искренности. Признание Байдена соответствует этому тезису на 100%. Если бы искренность в политике существовала, геноцид армянского народа первым должен был бы признать сразу по своему созданию Израиль. Этого не произошло по сей день. Раньше позиция Тель-Авива объяснялась враждебным исламским окружением и необходимостью поддерживать добрые отношения с Турцией в качестве противовеса. За последние 15 лет Турция под руководством Эрдогана становится более и более исламской, антиизраильской и антиамериканской. А признания геноцида армян нет по-прежнему. В Израиле только зреют соответствующие настроения.

Что касается Байдена и США. Если бы речь не шла о тотальной лжи, фарисействе и лицемерии, геноцид армянского народа был бы признан Вашингтоном пятьдесят, шестьдесят или восемьдесят лет назад. Тем более что одним из тех, кто собирал и предавал гласности подробные документы о геноциде, пытаясь привлечь к нему внимание своего правительства, был американский посол в Турции Генри Моргентау. Широко известна точно характеризующая происходящую тогда резню его фраза: «В печи оставался недопечённым хлеб».

К моменту заявления Байдена геноцид уже признали Палата представителей и Сенат. Ничто, кстати, не мешало сделать такой шаг Трампу, кроме разве что его бизнес-интересов в Азербайджане и Турции, по утверждению CNN. Одним из «моторов» признания геноцида в команде Байдена выступила Саманта Пауэр, работавшая ещё в администрации Обамы и написавшая книгу «Геноцид в XX веке», первая глава которой посвящена геноциду армян.

Признание Байденом – есть сигнал Турции. Америка недовольна поведением Эрдогана: покупкой С-400 и отказом разорвать сделку, попытками Стамбула проводить независимую от Вашингтона политику, шантажом беженцами Европы. Эрдоган, в свою очередь, чувствует ослабление ЕС и США, нагло полагая, что те всё вытерпят. Он уверен: у него получится добиться желаемого. В ситуации, когда Европа, к сожалению, перестала быть политическим субъектом, Америка пытается сохранить роль лидера. И поступок Байдена следует рассматривать в качестве попытки пожурить и поставить на место распоясавшегося окончательно Эрдогана.


Пашинян использует признание США геноцида в своих интересах

– Если рассматривать признание США в контексте внутриармянской политической кухни – оно укрепит позиции Николы Пашиняна и его шансы переизбраться на внеочередных выборах?

– Факт признания геноцида Байденом не имеет никакого отношения к Пашиняну. Но, конечно, в ходе предвыборной борьбы он начнёт педалировать простой месседж – «сколько десятилетий американский Конгресс и президенты обещали, обещали и ничего не сделали. Пока, наконец, в период моего правления – признали».

Хотелось бы отделить мух от котлет. Уже имеющиеся до этого и совсем новое признание факта геноцида со стороны нескольких десятков государств (геноцид армян на сегодняшний день признали 32 страны мира, включая Россию – примечание редакции), кроме морально-нравственной поддержки народа, пережившего тяжелейшее в отношении себя преступление, ничего не означают в практическом смысле, а также не несут никаких юридических последствий. Признали, констатировали, пошли дальше.

Факт того, что Никол Пашинян не имеет никакого отношения к решению Байдена, для многих в Армении очевиден. Само решение готовилось очень долго. Принималось в комитете по международным делам Палаты представителей, затем инициативу рассматривала вся Палата, в дело вмешивался Госдепартамент и другие, призывавшие не портить отношения с ключевым для США союзником в регионе – Турцией. И уже подготовленные документы клались под сукно. Затем следовал новый виток.

Очень много для этого сделала армянская община, ежегодно финансировавшая лоббирование признания. В Армянский кокус (лобби) Конгресса входят от 125 до 150 конгрессменов. В самом большом американском штате, Калифорнии, с населением около 40 млн человек, армянская община представляет из себя активное и заметное меньшинство, которое игнорировать нельзя.

Но и турки тратят много денег на лоббизм. И Азербайджан. В своё время процесс признания подмораживало по уже названным причинам еврейское лобби. Эволюция турецкой политики сделала Стамбул менее приемлемым партнёром для Израиля и США. В результате произошло то, что произошло. А «выгоды» Пашиняна – лишь побочный продукт совершенно других процессов, но они есть.


Россия для Армении – единственный реальный противовес в регионе Азербайджану и Турции

– Насколько признание США геноцида укрепит позиции антироссийских политических сил Армении?

– Какая-то часть проамерикански настроенных сил, конечно же, использует признание как инструмент агитации для смены стратегического партнёра – России – на США. Они и сегодня говорят о сговоре РФ и Турции, который якобы и стал причиной поражения Армении в Арцахе. Будучи в оппозиции, Пашинян стал бы наконечником на острие такой атаки. Занимая же кресло премьер-министра, он наконец осознал – насколько важно для Армении, сформулирую максимально мягко, благожелательное отношение России.

И потому сейчас Пашинян ведёт себя чрезвычайно аккуратно, взвешенно. Но вот депутаты его фракции говорят: нам нужно мириться с Азербайджаном, мириться с Турцией, ориентироваться на США. Эти разговоры подразумевают в итоге ликвидацию российской военной базы в Гюмри, вхождение в НАТО, предоставление территории Армении в качестве плацдарма для США.

Даже Пашинян видит, что Америка не является инструментом для решения реальных проблем Еревана. Тут нет ни очереди из американских инвесторов, ни готовых к переброске войск, ни способности США остановить Эрдогана с Алиевым, случись что. Единственным противовесом Турции с Азербайджаном в регионе является Россия. И вот Пашинян стал гордиться звонками и встречами с Путиным. Потому и разыгрывает в преддверии выборов карту прекрасных отношений с Москвой.


У Запада стратегического будущего для Армении нет

– Выходит, именно агрессивность Турции является залогом и причиной хороших отношений между Арменией и Россией?

– Ситуация сложнее. Надо понимать, что, например, в Москве в некоторых политических кругах существует лично для меня неприемлемый, крайне недалёкий подход – да куда вы все денетесь? Но, оказывается, всем есть куда. И Армении, и Молдавии, и Грузии, и Украине. Мало того, после тяжелейшего военного поражения в армянском парламенте до сих пор существуют силы, декламирующие – зачем нам этот Карабах? Зачем нам Россия?

Нужно чётко понять: Россия не находится в Армении ради филантропических убеждений. Серьёзные политики отлично знают цену пропагандистским сказкам в духе «мы вас спасали прежде и будем спасать». Это, уж извините, пустая демагогия и ерунда. Так не работает. Политическая реальность определяется другим. 

Когда-то Российская империя расширялась и смотрела на Армению как на христианский народ. Армяне проживали в России в большом количестве, добивались успехов, строили карьеры, чувствовали себя защищёнными. Но и Турция сегодня, обращаясь к армянам, рассказывает о мирном сосуществовании друг с другом в течение веков, объясняя случившуюся в 1915 году резню поддержкой России освободительных войн на Балканах и в конечном итоге – угрозой существования самих турков как нации и государства.

Во многом современную Турцию создала советская Россия, подписав в 1921 году московский договор, оказав помощь Ататюрку, а не дашнакской, поставившей на Антанту Армении. Нам и сегодня следует оттолкнуться от мысли, иногда по невежеству приписываемой Черчилю или ещё кому-то, но высказал её лорд Палмерстон: «У Англии нет ни постоянных союзников, ни постоянных врагов. У Англии есть только постоянные интересы». Это адресовано любому государству.

За Южный Кавказ идёт серьёзная борьба, в том числе между Турцией и Россией. Активно муссируется концепция великого Турана, включающего в себя Северный Кавказ, Крым, Поволжье, уйгуров, Среднюю Азию и т. д. И когда в Ереване задают себе вопрос: какой же вектор развития обеспечит наилучшее будущее Армении, на него имеется два ответа. Первый олицетворяют силы, пришедшие к власти с Пашиняном. Их ответ: нам нечего ловить с Россией ни экономическим, ни политическим, ни военным образом.

Но есть силы, которые, слава богу, понимают, что стратегически российский вектор совпадает с армянским в большей степени. Запад желает использовать Турцию в роли молота против России, Ирана и Китая. И в этой концепции Армения исчезает как фактор хоть какой-то субъектности и политического будущего. Она может и вовсе исчезнуть в ходе реализации подобной геополитической конструкции. Ровно это мы наблюдаем сегодня в Грузии. Из Аджарии грузинская субъектность, можно сказать, вытеснена. Мы видим глубокое проникновение азербайджанских денег и бизнеса в Тбилиси. Падение рождаемости в республике, экономический кризис, плотное соседство и присутствие Стамбула с Баку ставят под большой вопрос светлое будущее грузинского государства.

Настоящий российский интерес в Ереване объективно состоит в защите своих дальних рубежей. Для этого необходима небольшая, консолидированная, ориентированная на Москву сильная Армения. Такое же мировоззрение с точки зрения сохранения собственной государственности разделяет сегодня часть национальной армянской элиты – без притворного лицемерия и ложных клятв в вечной любви. С этим и нужно работать.

Фото: zen.yandex.ru