Знакомьтесь: Андрей Огнев – человек, попытавшийся вернуть Садко в сказку. «Моя цель – город счастья!»

Ничуть не преувеличу, если скажу, что последние дней десять главное событие общественной жизни Великого Новгорода – чудесное преображение скульптурных фигур фонтана «Садко и Волхова». Люди в галстуках и при должностях бубнят (здесь, здесь), что это вандализм, вандализм, однако… А простые горожане восхищаются: такими – чистыми, словно умытыми, красивыми – Садко и Волхова не были уже давно (здесь). 

Тайна преображения оставалась тайной, однако, не так уж и долго. В понедельник по всем СМИ города прошло сообщение о том, что доблестные полицейские «злоумышленника» «взяли»: как раз в тот момент, когда он, под утро, вернулся к фонтану, чтобы доделать работу. 

Имя «злоумышленника» тщательно скрывалось. Однако кадры видеосъёмки были показаны и по местному ТВ. И хотя лицо было «замазано», но не так, чтобы уж очень тщательно. А поскольку сама личность вполне колоритна и знакома многим из среды музыкантов и художников, «покровы тайны» были сдёрнуты без особых проблем. 

Андрей Огнев: коренной новгородец, человек столь же чуждый понятию «вандализм» как и балетные тапочки – борцу сумо. 

На предложение встретиться Андрей ответил категорическим согласием. Итак… 

– Андрей, первый вопрос вряд ли может быть иным: как пришла идея? 

– Идея пришла так… Сам я достаточно много попутешествовал по миру (Германия, Испания, Индия…). Есть много друзей-иностранцев. Порой они приезжали ко мне в гости. И всякий раз поражались: так много слышали про Великий Новгород, но, стоит выйти за территорию Кремля, на самом деле-то – город серый, блёклый, тусклый и унылый. Да и каждому, кто вернулся из отпуска, скажем, из тех же Индии, Италии, Таиланда, город на первых порах представляется именно таким. В контрасте с тамошними яркостью и красками требуется время для элементарной адаптации. Как-то раз мои знакомые друзья из Испании спросили: «Андрей, почему вы всё красите в серый цвет? Вы не знаете про благоприятное воздействие цвета, про цветотерапию?». Я развёл руками. И мне стало стыдно за свой город… 

– После этого вы взяли краску и… 

– Нет, нет. Тот диалог был давно, лет семь назад. Но уже тогда я подумал: всё, что смогу, я постараюсь сделать для Великого Новгорода, чтобы он стал более ярким, жизнерадостным и праздничным. Чтобы здесь было больше счастья. В рамках, так сказать, официального обивания порогов я обращался с инициативами в городскую администрацию, к архитекторам. Официальные товарищи либо отмахивались от меня, либо убирали проекты в нижние ящики своих столов. 

– Какие конкретно были предложения? 

– Например, власти вкладывают миллионы в какую-то чепуху (в те же дорожные ограждения), которая людям не приносит никакой пользы. А даже набережная – в ужасном состоянии. Окно моего дома как раз выходит на неё. И что я вижу?.. Облупишуюся стену драмтеатра, обшарпанные здания, уродство брошенного на произвол судьбы «Интуриста». Так вот, один проект назывался «Сказочная Ганза». Я предложил облагородить хотя бы территорию, прилегающую к набережной. Сам же проект заключался в том, чтобы сделать по примеру Калининграда. Там произвели реновацию хрущовок, и дома стилизовали «под Европу» - в «стиле Ганзы». На каждый дом было потрачено около 20-50 миллионов: не разорение для бюджета. Тем самым полностью изменили облик города: он заиграл красками. Подорожала, кстати, недвижимость, увеличился приток туристов. Всем была выгода от этого. Я выступил с этим предложением, общался с представителями мэрии. Мне обещали перезвонить… До сих пор перезванивают. Никакой реакции! И Бусурину я писал во «ВКонтакте». Если говорить о неких глобальных вещах, то моя цель: превратить Великий Новгород в Город Счастья. Мира, дружбы, взаимопонимания. 

– Андрей, возвращаясь к Садко… 

– Мои друзья, с которыми гуляли по парку, тоже спрашивали: почему главная, по сути, достопримечательность парка в таком удручающем состоянии: какая-то грязь, какая-то ржавчина, какая-то зелень, побитая плитка… Что, у властей совсем нет денег, чтобы хоть как-то облагородить? Однажды, уже в этом году, я взобрался на памятник. В гуслях Садко есть углубление. Вы бы видели, что там было напихано: окурки, банки, бутылки. А толчком к действию стал… сон. Ко мне обращается Садко и говорит: «Андрей, хватит думать. Действуй! Если сделаешь меня золотым, Новгород превратится в Город Счастья». Это было так реально, что я очнулся в изумлении. Ещё неделю гонял мысли. И родился проект, который я условно назвал «Фонтан Счастья». В него были вложены смысл и духовные ценности. По моей задумке, Садко должен был стать золотым, что символизировало мужскую силу, солнце, благородство, благополучие и оптимизм. Царевна Волхова должны была стать серебряной: олицетворение женственности, луны, гармонии, правды и спокойствия. По моей задумке, золотой Садко и серебряная Волхова должны были стоять на розовом острове любви. Когда полицейские меня «брали», с собой у меня были баллончики именно с малиново-розовой краской (розовый – цвет любви). А нижняя часть постамента, по задумке, должна была превратиться в «Океан Доверия» - небесно-голубого цвета. 

– А не пытались предложить проект властям? 

– Так я же уже научен горьким опытом! Смысла в этом больше я не вижу никакого. Я всё продумал, подготовился… И ранним утром, на рассвете, в первый раз отправился к фонтану. Никто не мешал работать! Краску подобрал безгрунтовую, профессиональную, высококачественную. Брал с собой абразивную губку, шкурку, чтобы убрать ржавчину, материал, который укладывал на дно во избежание брызг. 

– Вы пользовались лесами? Ведь высота-то большая! 

– Нет, никаких вспомогательных приспособлений. Сам взбирался наверх. Искусство требует жертв! 

– А потом город посетило великое недоумение… 

– Да, и на какое-то время я затаился… А потом таки пошёл: доделывать работу… 

– Андрей, неужели не думали о том, что территорию будут «пасти»? 

– Мысль, конечно, была. Но, во-первых, я выждал всё же время, а во-вторых… уж слишком беспроблемными были первые мои «утренние смены». Согласен, недооценил… Но, считал, останавливаться нельзя: нужно довести работу до идеального благородного вида. Надо сказать, что на подготовительную часть я пришёл ещё в субботу. Взял с собой воду, чистящие средства, тряпки, губки, чтобы подготовить поверхность и вычистить внутреннюю часть гуслей. Поверхность подготовил, гусли от всякой дряни – вычистил. 

– И куда дели? 

– В мешок, естественно, сложил, а потом выбросил в мусор. На всё потратил часа два. Как и в первые дни, никто работать мне не помешал. А спустя сутки пришёл, чтобы выполнить завершающую часть работы. 

– И?.. 

– Только начал работу, вижу: едет патруль ППС… Я всё понял. Да, побежал было (улыбается)… А потом понял: ну, какой смысл в этом? Остановился. Так меня и задержали. 

– Андрей, сейчас учёные мужи, в частности, на том же градостроительном совете, внедряют мысль, что работа – зряшная. Краска в ближайшее время облупится, отвалится, и всё. 

– Неужели кто-то думает, что, приступая к такой работе, я не консультировался со специалистами и не читал литературу? Краска должна продержаться лет 5. Я обезжиривал поверхность, зачищал, соблюдал все правила при производстве подобных работ. Если совсем по уму, то нужно бы нанести ещё слой краски, а потом покрыть лаком – для защиты краски. Что я и собирался сделать. Кстати, на всю работу я потратил около 5 тысяч рублей. А теперь представьте, в какую сумму всё бы обошлось при официальных согласованиях-разрешениях. На один проект бы ушло тысяч 100. 

– Вы говорите, что краска должна продержаться 5 лет. А дальше? 

– Дальше – обновить! Ухаживать надо за памятниками! Я готов на любые дебаты с представителями наших как городской, так и областной властей. Где ваш вкус? Где понимание эстетики? Например, всем известный теперь «Диез» покрашен в цвет тюрьмы: серый-пресерый! Колючей проволоки не хватает и разнузданного шансона! А ведь тоже наверняка вопрос о цветовой гамме согласовывался с комитетом по архитектуре. 

– Андрей, какое развитие ситуации вы можете прогнозировать? 

– Уже возбудили уголовное дело. Будем доказывать свою правоту. Я очень признателен новгородцам, которые сказали слова поддержки. Это окрыляет! 

– Удачи вам! 

…Сделать непременное фото мы с Андреем, естественно, отправились на «место происшествия». Машину оставили возле ЗАГСа. Пошли, было, по привычному пути, известному всем новгородцам. А нет там больше пешеходного перехода. Ликвидировали. Вместо него теперь очередной страшненький «заборчик» - из тех, что наставили по всему городу. Мэр Бусурин если и останется в памяти горожан, так только благодаря этому убожеству. А Андрея Огнева люди запомнят тем, что он хотя бы попытался сделать Великий Новгород красивым. 

Фото автора