«Это место силы, здесь чувствуешь себя свободнее». Новгородский другоросс Михаил Юркин о своей жизни в Шиесе и лекарстве от коронавируса

Уже почти два года в Архангельской области, на станции Шиес, идет противостояние, с одной стороны, местных жителей и присоединившихся к ним гражданских активистов, а с другой стороны, – властей, которые хотят построить там полигон для мусорных отходов из Москвы и ряда регионов России.

Сегодня наш разговор с жителем Великого Новгорода, активистом незарегистрированной партии «Другая Россия» и просто неравнодушным человеком Михаилом Юркиным, который уже пять месяцев живет в лагере-коммуне на Шиесе:

– Я давно следил за ситуацией вокруг протеста на Шиесе. И однажды возникло ощущение, что я должен ехать туда сам. Вообще, многие из членов коммуны, считают, что Шиес – это место силы. Здесь чувствуешь себя свободнее… Порой тут происходят очень необычные вещи. Это место как бы само зовёт неравнодушных людей, притягивает их.

– В чем, по-твоему, причины возникновения конфликта вокруг строительства полигона на Шиесе?

– Тут дело не только в свалке. Олигархическая мафия, захватившая все общественные институты и узурпировавшая власть, чувствует свою полную безнаказанность. Народные земли давно в руках олигархов, они распоряжаются ими, как своей собственностью. Захотели свалку, – пожалуйста. Захотели посёлок коттеджный, – пожалуйста. Они делают всё, что хотят, не считаясь с мнением населения. А людям-то куда деваться? Местные выросли в этих лесах. Они живут за счёт леса и его даров. Скажу так, простые люди на Шиесе сегодня защищают свой общий дом!

Морозов 1

– Расскажи немного о жизни в коммуне.

– Я тут уже почти пять месяцев. Большая часть времени уходит на поддержание лагеря. Это заготовка воды и дров, приготовление пищи и т.д. Мы живем тут в условиях, всё же далеких от комфорта городской жизни, и это требует ежедневного участия каждого члена коммуны в массе простых бытовых дел.

– Что изменилось за время твоего там пребывания?

– Когда долго живешь на лоне природы, более отчетливо видишь, как вокруг меняется окружающий мир. Весной сошёл снег, и белоснежные холмы превратились в огромное болото (которого, по словам сотрудников "Технопарка", тут нет). За время моего пребывания сменилось огромное количество людей в самой коммуне. Одни люди уезжают, другие приезжают, идет обычная текучка, но при этом сам лагерь все же понемногу расширяется.

– Расскажи о ситуации с арестом на Шиесе известного политического активиста левых взглядов Айо Бенеса, свидетелем чего ты был сам.

– Я уверен, что арест Бенеса однозначно был спланированной акцией. Айо стоял на посту, который находится на вершине горы. А я обедал в столовой. Как раз в этот момент и услышал по рации, что сотрудники полиции забирают его, и сразу же побежал в сторону гор, где увидел, как его ведут к пункту полиции. На крыльце стоял сотрудник органов, одетый в гражданское. Он забрал у Бенеса его документы, но при этом сам даже не показал своего удостоверения. Потом Бенеса закрыли в пункте и начали допрашивать, но мне удалось туда также пройти. При этом сотрудники полиции запретили мне вести видеосъёмку. Бенесу они задавали разного рода вопросы, зачем он сюда приехал, когда уедет и т.д. Потом его отпустили. Позже я узнал, что он был снова задержан уже в посёлке Урдома. На вокзале, когда садился на московский поезд. В итоге его продержали около трех дней в ИВС. Видимо, у них наверху не хотели, чтобы он пошёл в Москве на какую-то крупную "левую" акцию и рассказал там про текущую ситуацию на Шиесе. И, к сожалению, им это удалось…

Морозов 2

- Как вообще в коммуне относятся к приезжающим туда политическим активистам?

- На Шиесе нет места политическим разногласиям или неуместным дебатам. Сюда приезжают, чтобы помочь отстоять русский Север от экологической катастрофы, которая неизбежно разразится, если дать построить тут мусорный полигон. И, как правило, люди стараются не афишировать свои политические взглядов лишний раз без особой на то нужды.

– Добрался ли до вас коронавирус? Принимаются ли какие-то меры, чтобы не дать ему распространится на Шиесе?

– Коронавируса тут и в помине нет! Люди у нас все здоровые и закалённые северными ветрами. Каждый день купаемся в проруби, ледяной водой обливаемся из колодца. Затем пьём отвар из здешних растений. Говорите, нет лекарства от коронавируса? Нет, оно есть! Это наша родная Природа! Так же временно в целях дополнительной безопасности въезд в лагерь закрыт для активистов, желающих приехать издалека, чтобы не вызывать лишних вопросов у "правоохранителей".

– Твои прогнозы на дальнейшее развитие ситуации вокруг Шиеса? Считаешь ли ты, что ваша коммуна может послужить примером для самоорганизации людей в целом по стране?

– Пока мне очень сложно прогнозировать, что будет дальше, но уверен в одном: люди будут стоять до конца, и не сдадутся ни за что. Мусорному полигону здесь не место! Определённо для меня и то, что протестующие по всей стране, должны брать с Шиеса пример и сражаться за то, что им дорого.

– Как ты видишь свое будущее в коммуне? Лучше ли это чем просто обычная жизнь в городе и чем именно?

– Всё хорошее быстро кончается, так и моё пребывание в коммуне однажды закончится тоже. Сравнив жизнь в городе и жизнь тут, сегодня я убежден, что это лучше чем пребывание в четырех городских стенах. Ведь общаясь с природой, хорошо понимаешь, что ты – как живой человек – ее неотделимая часть…

Беседовал Кирилл Морозов.