Пуля попала в живот: через два дня его не станет

Аккурат через два дня Пушкина не станет. А сейчас он лежит у себя дома на набережной Мойке, мучаясь страшными болями – пуля в животе настойчиво не дает о себе забыть, сами понимаете.

Речь, разумеется, идет о событиях 182-летней давности.

Несколько часов назад на перелеске близ Комендантской дачи, что рядом с Черной речкой, Пушкин решительно двинулся вперед, целясь в ненавистную фигуру. Он уже был готов нажать на спусковой крючок, но не успел: Дантес оказался быстрее.

Александр Сергеевич едва не потерял сознание от боли, но выдержал: нужно было довести начатое до конца.

Дантес подошел к барьеру, умирать ему не хотелось. Это было понятно любому, что француз к красивым жестам явно не расположен. Он встал бочком и согнутой в локте рукой прикрыл голову.

Пушкин выстрелил.

«Браво!» – выкрикнул он, когда Дантес упал.

Но радость тут же сменилась разочарованием: француз тотчас поднялся. Рана была несерьезной: пуля попала в руку.

Что произошло дальше – известно всем: Пушкин отошел в мир иной, а Дантес укатил к себе на родину, где дожил до глубокой старости, умудрившись выбиться в сенаторы и разбогатеть. После он не раз говорил, что смерть русского поэта благотворно отразилась на его судьбе. Не случись этой дуэли, он, скорей всего, так бы и остался в России, где, как он думал, его жизнь сложилась бы определенно не так замечательно.

Но была ли смерть Пушкина оправдана? – вот какой вопрос, думается, возникает в голове русского человека, когда он вспоминает о дуэли с Дантесом.

Или по-другому: крутила ли Натали шашни с юным Жоржем – француз был младше русского поэта почти на 12 лет?

Доподлинно, понятное дело, неизвестно, но исследователи сходятся во мнении, что все-таки нет. Да, скорей всего Натали и проявила легкомыслие, пару раз пококетничав с корнетом, но до физической близости дело не дошло, хотя он и требовал.

Известно, что как-то раз Дантес подстроил свидание с Натали, пригласив ее не от своего имени в дом Идалии Полетики, когда последняя отсутствовала. Там он, вытащив пистолет, угрожал супруге Пушкина немедленно покончить с собой, если та ему тотчас же не отдастся. Ситуацию разрешила дочь хозяйки, вошедши в залу – при ней Дантесу пришлось смирить свои не в меру разбушевавшиеся страсти.

Так что с высокой долей вероятности можно утверждать, что Натали физически была верна поэту, но вот душевно… Здесь есть определенные сомнения. Существует версия, что Натали симпатизировала красавцу-французу, о чем сама и рассказала Пушкину, когда тот потребовал объяснений после того, как получил анонимный «Патент на звание рогоносца».

В любом случае, в обществе шли слухи – и кому-то за них нужно было отвечать. А негласный дворянский кодекс чести предписывал лишь один исход – дуэль. Ну или позор, что считалось куда хуже смерти…

Фото: YouTube.