Не бей по колоколу державой – звон будет стоять полтыщщщщи лет

Когда я вижу Виктора Смирнова гуляющим по городу, меня не оставляет мысль, что где-то рядом с ним неспешной походкой идут герои его книг. Конечно, подволакивающий ногу Иван III тоже затесался среди свиты Смирнова. Ох, и сложное время выпало в субботу 1 декабря 2018 года на премьеру спектакля «Колокол и держава»! Но начну по порядку. 

Мне кажется, что главное в названии постановки – это союз «И». Не «ИЛИ», а именно «И»! Один этот союз заставляет задуматься. Он соединительный, но сколько раз мы видели его в раздрае. Например: воевали СССР и фашистская Германия. Или: мужчина и женщина, а семьи не родилось. Так вот возможен ли союз «державы с колоколом», или там родится одно противостояние? Возможно ли такое государство, где всё решает не волочащий ногу человек (а значит, в чём-то ущербный, больной), а вече или парламент? Вот с этим вопросом я пробыл в зрительном зале. 

Зал был почти полон. Много людей с пригласительными билетами. Я понял, что ничуть не пожалел, что пришёл на премьеру, когда увидел живого коня на сцене театра. Почему-то сразу вспомнил римского Калигулу, приведшего в Сенат коня. Было помпезно, зрелищно. Декорации на грант? Круто! 

Чего не хватило? Отвечу шуткой. Новгородский областной театр драмы давно приучил своих зрителей к показам фривольных постановок. Так вот – уж очень закрытыми были сарафаны новгородок и шаровары турчанок. Я бы сделал бы костюмы попрозрачней. А танцующую группу девушек я бы – для удовольствия зрительниц – разбавил юношами. 

Что запомнилось? Конечно, параллели с сегодняшним временем: гнёт центральной власти без учета местных особенностей и интересов. Запомнилась сцена, когда рубят руку за мелкую кражу и последующее сумасшествие заявителя о преступлении. Я давно пропагандирую то, что административные наказания и мелкие уголовные преступления нужно судить по местным законам. Чем вам не тема, дорогая театральная спутница Елена Васильевна – административный кодекс Великого Новгорода? Возможно, пришла пора судить не мировым судом, у которого только что название от «мира-общины», а судом местного самоуправления? 

Елена Михайлова поделилась:

– В спектакле интересно вот что: Иван III произносит «один бог – одна держава – один царь», добавляя «один закон». Главный либеральный тезис о равенстве всех и вся перед законом вложен в уста руководителя страны, чинящего Новгороду тиранства. И сделано это за деньги федерального гранта. Прошло больше 500 лет после этих событий, и в финале спектакля «Держава и колокол» не артисты, а зрители выдали сильную реакцию. Труппе удалось её спровоцировать, а именно: современники в зале не подкачали и не приняли (!) подачки хлеба с ножа московского правителя! Но это была премьера, где зал был полон образованных театралов. Какой станет сцена подачки, когда в зале окажутся новгородские школьники? Вот колоколом звенящий вопрос! — подытожила педагог и политик Елена Михайлова.

Ну а мне с моим опытом работы на коммерсантов показался интересен ещё момент конфликта двух купцов. На мой взгляд, автор тонко подметил, что нравственность имеет корни в материальном обмене, а не в какой-то иллюзорной духовности. Слово купца, заинтересованного в выгоде, – вот мерило честности. Будешь честен – не раз получишь прибыль! 

Конечно, пьеса рассчитана на подготовленного зрителя. Рекомендую тем, кто пойдет на спектакль, хотя бы «погуглить», кто были Марфа Борецкая и Иван III. На примере судьбы Борецких актёры вослед замыслу сценариста Виктора Смирнова и режиссёра Михаила Мамедова показали трагедию новгородской самостийности и заинтересованности отдельных личностей в её процветании. Надо понимать, что вече – это не орган, сформированный на основе всеобщего и равного избирательного права. Это группы влияния бояр и купцов. Но они всегда могли выразить своё мнение на вече. На мой взгляд, новгородцев в борьбе за независимость своей земли от Московии подвела неготовность регулярного войска. Пока нет у республики профессиональной армии, она всегда потерпит поражение от неприятеля. 

Поиск формы устройства жизни россиян ещё продолжается. Мы по-прежнему выбираем шкалу «от колокола до державы». Маятник общественного мнения, по-моему, качнулся от державы к колоколу. Но я могу ошибаться. Скажу честно, иногда хочется просто пожить, как предлагал в постановке литовский князь новгородской боярыне – доживать где-то в замке среди дубрав и не вдаваться в то, какие дела будут в «московском» Великом Новгороде. 

Эх, хотелось бы, чтобы лет через 500 потомок Виктора Смирнова поставил бы в новгородском театре пьесу о нашем нынешнем времени. Скромно готов предложить свой образ на роль жертвы режима. Я уже тренируюсь, когда меня водят в наручниках у стен Кремля.