«Одиночество на двоих»: вот и малая сцена пошла в расход, или О том, что театр драмы неостановимо скатывается к зрелищу

12 октября на малой сцене Новгородского театра драмы им. Достоевского прошла премьера комедии «Одиночество на двоих» по пьесе Бориса Рацера «Эх, раз! Еще раз…», поставленной главрежем Михаилом Мамедовым. И эта постановка стала очередным и уже неоспоримым доказательством того, что Академический бесповоротно скатился к чистому зрелищу и увеселению, став работать чуть ли не исключительно на потребу толпы. Но — пойдем по порядку.

Если мы возьмем последние вещи, что ставились в театре драмы, то в глаза не может не броситься одна крепкая тенденция — на развлекательный, комедийный жанр, который буквально заполонил собой весь репертуар. Что ни новая постановка, то — очередная комедия. Какие серьезные вещи ставились за последнее время? «Карамзин. Портрет души и сердца»? Госзаказ с явной пропагандистской линией. Но всегда оставалась надежда: ведь большой сценой театр не исчерпывается.

Когда речь заходит о малой сцене, то автоматически начинаешь предвкушать нечто действительно стоящее и ценное. В памяти тут же всплывают такие — без капли преувеличения — блестящие постановки, как «НФБ» и «Дядя Ваня», когда действо полностью соответствует понятию театрального искусства. Однако не в случае «Одиночества на двоих».

Та же самая комедия, от которых уже не продохнуть. Только на малой сцене. Примитивный сюжет. В доме ветеранов театра встречаются два одиночества — вот завязка, на которой все и строится. Проблематика — типичная для всех последних вещей: семейные ценности. Проблематика, которая не столько раскрывается, сколько элементарно утверждается. И, признаемся, комедийный жанр не очень-то подходит для утверждения. Скорее, наоборот, создает эффект, противоположный режиссерскому месседжу.

«Одиночество на двоих» не спасает ни камерность, ни отличный актерский состав. Лилия Сергеева и Геннадий Алексеев показали, что еще на многое способны: их монологи из других пьес — пожалуй, лучшее, что было в этой постановке. Поскольку в эти моменты проскальзывало, что соприкасаешься с театром, а не с его суррогатом.

Нет, понятно, с точки зрения коммерции все верно. Постановка точно рассчитана на целевую аудиторию: люди за пятьдесят, привыкшие к традиционному социалистическому театру. И этому спектакль отвечает полностью. Как и череда предыдущих.

Ясно, что и коммерческий фактор, и целевую аудиторию надо учитывать — никто против этого ничего и не говорит. Но надо же и не забывать о том, что театральное действо — искусство. Прежде всего искусство. Зачем уж так-то опускать планку? Ведь даже комедии нужен противовес, контраст, чтобы она действительно заиграла! А когда сплошь одни они… Так, может, настало время переименовать театр драмы в театр комедии? Или все-таки еще не все потеряно?

Фото с сайта Новгородского театра драмы им. Достоевского