Зачем РПЦ создаёт «регламент изгнания бесов»? Религиовед и сектовед Александр Чаусов о мракобесии и экзорцизме

Новость о том, что Межсоборное присутствие РПЦ разрабатывает документ о регламентации правил экзорцизма, была встречена «прогрессивной общественностью» с вполне ожидаемым скепсисом и рассказами о «мракобесии в XXI веке». Тем более что активно циркулировать эта тема в Сети стала накануне и во время Дня космонавтики. В общем, раздалось дежурное: «Гагарин в космос летал и Бога не видел», а также вариации на эту тему.

Но если говорить серьёзно, то тема изгнания бесов, или «отчитки», сейчас сопряжена с целым рядом внутри- и околоцерковных проблем. С которыми Русская Церковь решила разобраться.

Собственно, первый раз тема экзорцизма в федеральных СМИ поднялась в конце прошлого года, когда выяснилось, что некая семья в Волгоградской области самостоятельно «изгоняла бесов» из своего десятилетнего сына. Новость сопровождалась видео, которое семейство сняло в качестве «доказательства беснования». Вполне естественно, что по столь резонансному поводу последовала и официальная реакция церковной иерархии.

Митрополит Иларион (Алфеев), комментируя эти события, сделал следующее заявление:

«В Церкви существует практика, которая называется экзорцизмом, а в просторечье – отчиткой, когда бесноватого человека приводят к священнику, и тот читает специальные молитвы об изгнании бесов. Но, во-первых, этот чин никогда не совершается над детьми. Во-вторых, он может совершаться даже не всяким священником, а только тем, который получил на это благословение от архиерея. В-третьих, и это самое главное, мы не должны путать определенные феномены психического порядка с беснованием. Беснование – это совершенно особый феномен, который требует особого подхода».

Иными словами, то, чем занималось вышеупомянутое семейство, можно охарактеризовать как угодно, но это не экзорцизм.

С другой стороны, периодически и ряд священников в силу определенных причин практикует то, что экзорцизмом никак не назовёшь. И что может очень существенно повредить людям. В первую очередь в данном контексте вспоминается бывший схиигумен Николай Романов, который, будучи в сане и духовником Среднеуральского женского монастыря, периодически практиковал «сеансы группового изгнания бесов». Хотя, по сути, это больше напоминало какое-то шоу с экзальтированной публикой в православных декорациях. И естественно, всё это также фиксировалось на видео.

К слову, подобные вещи, если речь идет именно о стандартной процедуре, не то что не фиксируются. К отчитке, как правило, не допускаются даже родные и близкие бесноватого. И да, перед тем, как дело дойдет, собственно, до экзорцизма, пациента показывают специалистам от медицины вообще и психиатрии в частности. И только в том случае, если люди в белых халатах разводят руками, наступает очередь людей в черных подрясниках.


К сожалению, в силу особенностей исторического развития последних нескольких десятилетий, в Русской Церкви «самопальным экзорцизмом» стали заниматься многие священники, да и миряне из тех, кому этого не положено. Что касается священства, то речь здесь в первую очередь идёт о патологии «младостарчества». Это примерно такие же «православные гуру», как упомянутый выше Романов. Которые используют «изгнание бесов» как рекламный ход для привлечения новых адептов и как доказательство своей «чудотворной силы». К сожалению, экзальтированная публика падка до таких представлений. И в том числе за счёт подобных шоу «младостарцы» увеличивают численность своих последователей.

В общем, проблема такого «мистического самопала» зрела давно. И, пожалуй, единственный возможный выход в данной ситуации для Русской Церкви – это четкая регламентация данной процедуры. О чем в том числе говорил и всё тот же митрополит Иларион (Алфеев). По словам архиерея, «…практика экзорцизма существует не во всех Поместных Церквах. Документ содержит историю этой практики, восходящей к апостольским временам, и предложения по ее унификации и регламентации». Пока документ готовится Межсоборным присутствием, но позже будет вынесен и в публичное поле на соответствующую доработку. Пока же митрополит Иларион не может разглашать его содержание.

Тем не менее ряд предположений о том, что в этом документе будет, сделать можно. Скорее всего, речь в нём пойдет о том, кому и при каких условиях можно будет практиковать экзорцизм. То есть каких именно священников архиерею можно будет благословлять на подобного рода послушание. Следующий момент, который, весьма возможно, будет зафиксирован в документе – это предшествующие процедуры, проведенные для выявления того, бесноватый человек или всё же речь идет о неких психических патологиях. То есть о тех самых людях в белых халатах и соответствующих документах, которые должны быть предъявлены назначенному экзорцисту.

Ну и, понятным образом, в документе могут быть перечислены и те канонические прещения, которые последуют за практики «самопального изгнания бесов». Поскольку, стоит повториться, подобные нездоровые вещи в Русской Церкви, к сожалению, имеют место быть.

В общем, суть нынешних действий по разработке регламента отчитки – это как раз не «мракобесие в XXI» веке, а ровно наоборот. Это попытка, если так можно выразиться, рационализации процесса и самого явления экзорцизма. Установка единых, и есть мнение, довольно жестких правил и условий осуществления этой самой отчитки. Чтобы элементарно не навредить людям. Поскольку эта процедура, совершаемая не теми и не так, может быть весьма опасна как с духовной, так и с чисто психиатрической точки зрения.

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom, bbc.com, ufologov.net