Облава на русского медведя. Андрей Рудалёв о модернизированном сценарии «Перестройки 2.0»

Звонок Байдена Путину и предложенная встреча на высшем уровне – плохой знак. Вернее, от нее ничего хорошего ждать не стоит. Для вектора на хорошее необходима добрая воля. Россию же сейчас планомерно загоняют в угол, какого-то принципиального разворота в этой тактике не будет. Россию попытаются взять за ушко и во все горло крикнуть: «Вот настоящий убийца! Мы же говорили! Ату его!».

Сейчас мы наблюдаем развертывание модернизированного сценария «Перестройки 2.0», а по сути, облавы на русского медведя, которая подходит к финальной стадии. Все заинтересованные охотники уже взяли рогатины, заткнули за пояс ножи, а в голенища – вилки и ложки для разделки и последующего потребления освежеванной туши. Мало того, даже те, кто без рогатин и вроде бы не планирует их брать, ножи и вилки приготовили, потому как ожидается большой передел и здесь нельзя хлопать клювом, иначе ничего не достанется.

Надеются, что сезон охоты будет знатный и невиданный, с него начнется новая история. Именно та, которая забуксовала и впала в застой после 91 года.


Сейчас все происходящее вокруг России уже нельзя списать на политические спекуляции, на привычную риторику русофобии, которая многим ласкает слух. Демонизация России перешагнула именно ту стадию, когда становится понятно, что против нее формируется коалиция и выстраивается стратегия решительного удара.

Штаты – ну здесь все понятно… Разделка России – что операция по омоложению, чтобы остановить собственные процессы дряхления. Отлично помнят, какой стратегический простор и горизонты отрыл развал СССР, хотят повторить. Отношения с Евросоюзом превратились в глухую стену, из-за которой в нашу сторону летят бесконечным потоком тухлые яйца обвинений.

Украина – авангардный отряд в этой стратегии из числа тех, кого категорически не жалко. События 2008 года, связанные с Грузией, показали крайне выигрышную тактику стравливания бывших советских республик. Так создается долгосрочная конфликтная ситуация и территория нестабильности, при этом Россия в любом случае несет колоссальные репутационные издержки. Для территории постсоветского пространства это было, что и события января 1991 года в Прибалтике. Тогда для дела отторжения от союзного центра всем сообщили, что завтра подобное может произойти в любой другой республике.

Из августа 2008 года был спроектирован киевский майдан – проект, не просто заточенный на создание анти-России, но именно на мобилизацию передового отряда против нашей страны. Это даже не ружье, висящее на стене, а мина, часовой механизм которой вот-вот отобьет положенное. Здесь само собой ничего не произойдет, антизападный майдан не случится и разворота к России не будет, разве что только для прицела.

Западный сапог будет толкать Украину на Россию, ведь там понимают очевидное, что прямое будет являться формой гражданской войны. То есть хоть тот самый западный военный сапог обступает Россию, но ставка делается на внутренние конфликты, а Россия – Украина, еще раз, – это внутренний конфликт.

Скорее всего, есть расчет, что открытое столкновение Россия – Украина спровоцирует цепную реакцию конфликтов в нашей стране. Начиная от радикальной оппозиции, которая сейчас так или иначе не имеет существенной поддержки в стране и воспринимается за голоса эмоционально взвинченной публики. Но ситуация может измениться, когда она получит новые козыри, убедительные для общества.


Если сейчас практически не слышно ярко выраженных сепаратистских настроений внутри страны, то и здесь грань достаточно тонка. Проблемы могут возникнуть с ахиллесовой пятой нашего общества, которая разрослась в половину тела, а в экономике и того больше – западоориентированный капитал, капиталистическая система и элиты…

Допустим, крупная оффшорная корпорация, занимающаяся в том числе продовольствием, начнет устраивать перебои, и замаячит призрак дефицита. Могут возникнуть проблемы с другими жизненно важными отраслями, в которые также встроен западный капитал. Не потечет, к примеру, вода из водопровода, или электрические розетки останутся без напряжения… Многое что может произойти из разряда откровенных диверсий.

Будут пытаться спровоцировать недовольство федеральной властью и запустить такую цепную реакцию по регионам. Недавняя известная конфликтная ситуация, связанная с архангельским Шиесом, также показала, что повестку отторжения от Москвы легко можно создать.

То есть в общих чертах стратегия вырисовывается понятная: навязать России горячую гражданскую войну (в ползучей ССЫЛКА ее форме она на самом деле пребывает все годы после развала Союза). Обострение необходимо, чтобы перейти в новую фазу: Россия будет втянута в затяжной и изматывающий конфликт, этакая Чечня 90-х с бандами международных террористов, только на совершенно ином уровне. Все это должно спровоцировать нестабильность и трещины расколов внутри страны. Затем за собаками, которые измотают медведя, придут охотники. Им не составит большого труда взять зверя на свои демократические рогатины.

Помощи ждать будет не от кого. Западному миру Россия уже представлена пропагандой в самых ужасных образах, что рука не дрогнет ее покарать. Иным же странам будет дан посыл обреченности нашей страны и естественного характера ее раздробления, которое будто бы по странным причинам притормозилось после распада СССР. Кто-то воспримет это за сигнал отойти в сторону, кто-то – за отмашку выхватить свою вилку и нож, чтобы «спасти» для себя кусок, кто-то с облегчением вздохнет, что облава коснулась не его.

Избавление мира от «зла» и естественность процесса – главные идеологические столпы этого формата «Перестройки 2.0»: зверь болен, гуманнее его освежевать, чтобы не мучился и других не мучил. В это, как ни странно, трансформируется в нынешних реалиях горбачевское новое мышление: чтобы спасти человеческую цивилизацию, необходимо устранить ее угрозу, а это Россия, ведь только она может ответить на полномасштабную агрессию, чем поставит мир на грань гибели. В свое время Советский Союз принес себя в жертву ради мира и нового мышления, теперь Россию собираются поместить на эту жертвенную плаху.

Речь идет не о сгущении красок, не о маниакальном поиске врагов и о привычке видеть этих самых врагов повсеместно, а о реализме. Противник на пороге. Будет битва. В каком формате она развернется – зависит от нас. Любой неверный шаг, любое проявление слабости в этой ситуации… И тогда буквально спустят всех собак, а в бока со всех сторон будут втыкаться рогатины. Настанет момент истины для русского медведя: он либо пойдет на котлеты, а его шкура будет лежать на полу, либо… он в очередной раз спасет мир.

Поэтому нам необходимо заявить главное, что это не личная наша история и проблема, что мы вновь стоим на пути мирового господства, что после того, как перешагнут через нас, будет открыт бесконечный сезон сафари.

В отсутствии русского медведя колониальные кандалы начнут без зазрения совести и оглядки защелкивать на всех подряд. Надо миру сказать, для чего ему Россия. Мы же долгое время хотели быть как все, надеялись, что так затеряемся в общей массе, тогда оставят в покое. Но надо быть собой и нести свою благую весть миру.


Изображения: berni777.livejournal.com, huntland.ru, Peter Andrews / AP, REUTERS