Трон под Лукашенко, похоже, заходил ходуном: в Белоруссии решили разыграть «венесуэльский сценарий»

Ну, а теперь все встанем и дружно поприветствуем нового президента Белоруссии Александра Лукашенко, который пришел к финишной прямой просто с колоссальным отрывом от своих оппонентов: чуть больше 80%! Шутка ли? Даже у Путина на президентских в 2018-м и то — меньше было. Хотя, с другой-то стороны, а кто-нибудь сомневался в таком исходе?

Думаю, что здесь скепсиса ни у кого возникнуть не могло в принципе: такой результат был предсказуем еще за несколько месяцев до начала кампании — задолго до того, как Лукашенко стал сажать своих основных конкурентов. А предсказуемость такая — она от того, что результат нарисован. В этом плане куда более убедительными выглядят данные экзит-полов избирательного штаба Светланы Тихановской и протоколов с УИКов, согласно которым это как раз у Светланы Тихановской в районе 80%, а не у Александра Григорьевича. Но на постсоветском пространстве немного иные правила игры: здесь важно не то, как голосуют, а — как подсчитывают. Последнее же делают просто «превосходно», правда, без кавычек не обойтись, поскольку такое зашкаливающее одобрение — оно в случае с Лукашенко, по меньшей мере, выглядит подозрительным. А если быть уж полностью честным, то априори не реалистичным, иначе — фантастическим.

Но, надо полагать, что Александра Григорьевича достоверность и убедительность не очень интересуют. Он знал, что в действительности ему с Тихановской не тягаться, поэтому обоснованно сделал ставку сначала на фальсификацию, а после — на силовиков. И силовики не подкачали, встав за батьку горой. Но самое интересное — это то, что им пришлось за него вставать. И значит интрига, которая была до выборов, разрешилась положительно: белорусы решили не терпеть унижение, а заявить свою позицию — позицию несогласия.

протест

Фото: Sergei Grits/AP.

И выражение этой позиции — не одиночный пикет и даже не их серия. Но многотысячный митинг. Так, по некоторым данным, на улицы в Минске вчера вышло под сто тысяч человек. Неплохо, согласитесь. Очень серьезная заявка. Поэтому и действия силовиков были соответствующими: в ход шли не только дубинки, но и резиновые пули и светошумовые гранаты. Автозаки и скорые летали только так… Видимо, команда была дана действовать максимально жестко, чтобы пресечь следующие выступления, что-то вроде демонстрации силового подавления: надаем по башке сейчас этим, чтоб другим потом неповадно было. Логика, надо думать, такая, что косвенно подтвердил и сам «бессменный» лидер, заявив, что «майдана не будет, как бы кому-то этого ни хотелось. Поэтому надо утихомириться, успокоиться. А родителям третий раз говорю — посмотреть, где их чадо, чтобы не было потом больно. Чтобы не ахали, не охали». По сути, даже не предупредив, а пригрозив. А что еще Александру Григорьевичу остается? Альтернатив-то нет, если уже «посиневшие пальцы» от власти не отцепить… Вот только как бы руку не отхватили! Об этом, такое чувство, бравый белорус даже не задумывается.

Тут ведь какая ситуация: Александр Григорьевич, подмаслив Западу и США историей с арестом российских вагнеровцев, расположение их удержать не смог. Ну здесь все понятно: куда с такой «демократической» машиной, когда даже интернет и телефонную связь от греха подальше вырубили, чтоб помешать «подлым майдановцам» координировать действия, а после запустили репрессивный каток! С высокой долей вероятности уже сейчас можно предположить, что ни ЕС, ни Америка выборы не признают, а это значит, что последуют санкции, которые для слабенькой белорусской экономики могут оказаться фатальными. Против репрессий уже выступили председатель Европейского совета Шарль Мишель и председатель Европарламента Давид Сассоли. А премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий уже подсуетился и предложил провести чрезвычайный саммит Европейского союза, посвященный ситуации в Белоруссии после состоявшихся стране президентских выборов. Очень тревожный звоночек, который спокойствия внутри страны не прибавит: поддержка европейской общественности может нехило так приободрить несогласных, дав им надежду на возможность перемен. А желающих оных — в Белоруссии уже большинство. И их, перемен, реализация — не более чем вопрос времени, которое наступит куда раньше истечения президентских полномочий Александра Григорьевича.

Лукаш 3

Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

Поэтому Жириновский совершенно прав, когда говорит, что «сегодня мы наблюдаем его окончательное поражение». Да, Лукашенко не удержать власть, ибо белорусы куда более европейцы, чем те же русские — здесь свою роль сыграли и территориальная близость, и упрощенный визовый режим и так далее — и терпеть такого тоталитаризма, как бы ни стращал батька, они не будут. Похоже, «последний диктатор Европы» вступил в эпоху своего заката, выбрав для решения проблемы транзита власти самый, пожалуй, неудачный сценарий. И вот за этим, как развивается этот сценарий, в Кремле наблюдают очень внимательно, ибо у них у самих на носу та же задачка с пресловутым 2024-м. Тем более для Кремля Белоруссия — это как бы тренировочный плацдарм, поскольку, если судить по «путинской Конституции» со скандальной «поправкой Терешковой», Владимир Владимирович не исключает вариант с пролонгацией (в авторитарных странах это называют выборами) полномочий.

Но вернемся к внешнеполитической конъюнктуре: а что с Россией? А с Россией вообще какая-то неразбериха: антироссийская риторика батьки переходит всякие разумные пределы. Да что там риторика! Пророссийского Виктора Бабарико «укомплектовал», одновременно экспроприировав газпромовские денежки, вагнеровцев наших бравых тоже скрутили — аки плевок в физиономию Кремля, на который тот предпочел не отвечать, миролюбиво утеревшись, видимо, все еще вынашивая планы по Союзному государству, байками о котором Лукашенко презамечательно кормил российскую власть чуть ли не всю «путинскую эпоху». И тут та же история? Или просто геополитика — не будем забывать, что некогда братская, а теперь, по словам батьки, партнерская Белоруссия является единственным коридором России в Европу? Этим, думается, и объясняется такая позиция Кремля: поддержка в виде пассивности. Иначе, учитывая честность белорусских — о, как здесь они похожи на наши, российские! — выборов сложно объяснить, что наши наблюдатели, например, тот же экс-губернатор Новгородской области, а ныне сенатор Сергей Митин вместо самого процесса обращает внимание на совсем иные вещи: «Очень неплохо организованный избирательный участок. Хорошие традиции — буфет, музыкальное сопровождение. Видно, что у вас порядок и спокойствие», — поделился он с журналистами по итогу посещения избирательного участка в Бресте. Вы только подумайте: буфет, музыкальное сопровождение — вот о чем говорит г-н Митин, когда надо совсем о другом! Но, как уже было сказано, скорее всего, геополитика, а это будет поважнее, чем демократия и справедливость. Кто бы сомневался.

 

Тиха

Фото: Сергей Гриц / AP

Но эти кремлевские чаяния — они, похоже, чаяниями и останутся. Поскольку белорусы настроены, по-видимому, очень серьезно. Настолько, что это дает основания для Тихановской назвать себя победительницей в этих выборах: «Мы не признаем результаты выборов. Мы видели реальные протоколы. Призываем тех, кто считает, что его голос украли, не молчать», — заявила она, выразив готовность встретиться с Лукашенко.

Штаб Тихановской уже по сути взял на себя функции Центризбиркома (хотя пока и неофициального и его еще предстоит дооформить); теперь надо идти дальше: у штаба есть территориальные подразделения — на их основе и надо формировать временные региональные и местные администрации. Из отставных силовиков тоже надо срочно создавать параллельные структуры — пусть они начинают диалог с лукашенковцами,

прокомментировал это сообщение политолог Аббас Галлямов, по сути, подкинув «тихановцам» стратегию ведения борьбы. И даже указывав действенный способ сопротивления, который уже, надо отметить, начинает набирать обороты в Белоруссии:

Всеобщая забастовка может стать способом решения проблемы и в Белоруссии. Если силовики сохранят лояльность Лукашенко и выдавят людей с улицы, то заставить их работать им будет не в пример сложнее.

Ничего не напоминает?

Ну, конечно! «Венесуэльский сценарий», долгое и нудное противостояние Мадуро с Гуайдо, которое США профукало, не сумев свергнуть «карибского Сталина», как называл сам себя Мадуро.

Но как в данном случае лягут карты — бог весть. Интриги добавляет и то обстоятельство, что доподлинно неизвестно, чей креатурой является Тихановская. Есть версия, что вообще Кремля. Возможно, именно в этом корень его такой «игры в поддавки». При таком раскладе и на данном этапе, получается, что интересы России и Запада полностью сходятся, что для Александра Григорьевича становится вердиктом.

Но это лишь версия. Выводы делать покамест рано. Ситуация развивается слишком стремительно и непредсказуемо: ну, кто вообще ожидал от г-жи Тихановской такой прыти? Да никто! Ан вот. И сказать, что белорусам приготовит день завтрашний — не представляется возможным. Мы сами все это увидим.

Фото: Tatyana Zenkovich / EPA / TASS.