Гниющая рана на нездоровом теле системы, или Еще раз о политической импотенции парламентской оппозиции

Хабаровск митингует уже 19-й день подряд, что — по крайней мере, по российским меркам — беспрецедентно. Совершенно. Но самое интересное заключается в том, что за эти почти уже три недели со стороны Кремля не последовало никаких адекватных действий по нейтрализации протеста. Такое чувство, что там просто не знают, что делать с разбушевавшимися хабаровчанами, поэтому особенно ничего и не предпринимают, надеясь, что дальневосточники выдохнутся, выпустив пар, и все рассосется само собой.

Стратегия, надо отметить, не из лучших, так как прежде всего демонстрирует бессилие Кремля: попав в критическую ситуацию, в которой нежелательно — понятно почему — прибегать к помощи силового ресурса, кремлевские стратеги попросту растерялись, сделав ставку на время. Но последнее — не и в их пользу, поскольку «хабаровский кейс» уже вскрыл несколько системных нарывов, которые все это время пытались тщательно маскировать и камуфлировать.

И одной из этих обнажившихся гниющих ран на далеко не здоровом теле системы стала проблема парламентской оппозиции — проблема, которую можно было бы определить как «политическую импотенцию», что на фоне приближающейся думской кампании-2021 выглядит довольно подозрительно. По идее, партийные бонзы от системной оппозиции должны были бы резко активизироваться, попытавшись воспользоваться случаем, чтобы нарастить политический вес и рейтинг партий. Однако этого не произошло. Хотя начало и было многообещающим.

Помните, как неистовствовал Владимир Вольфович в день ареста на тот момент еще губернатора Хабаровского края Сергея Фургала?

Надо — фракция ЛДПР сдаст полномочия и уйдет отсюда. Пусть весь мир узнает, что за бардак в стране. Вам Конституция нужна? Мы вам дали Конституцию! А вы нам наручники на руки надеваете! Бессовестные! Сидите в высоких кабинетах и как при Сталине начинаете действовать! Но Бортников не Берия. И воронков у вас не хватит,

громыхал он прямо с трибуны Госдумы.

Но вот едва в Хабаровске пошли несанкционированные шествия да митинги, как ЛДПР мгновенно отскочила в сторону, будто столкнулась с коронавирусниками.

Мы не имеем отношения к акциям в Хабаровске 11-12 июля. Это был стихийный митинг, люди сами сорганизовались через соцсети и вышли мирно выразить свое мнение, потому что были возмущены внезапным арестом Сергея Фургала,

— тут же настрочил Жириновский в своем телеграм-канале, наверное, для того, чтобы никому даже в голову не пришло притащить партийный флаг на митинг.

Впрочем, их, флагов, там и не было. Так что опасения Владимира Вольфовича оказались напрасными.

Но тем не менее он не стал пускать дело на самотек и приложил немало усилий, чтобы сдуть протестный настрой, даже предлагал перед хабаровчанами встать на колени — лишь бы приняли его протеже Михаила Дегтярева, который без устали напоминал дальневосточникам, что его назначил президент, что полностью нивелировало всю ту оппозиционность, что была присуща его предшественнику, пусть и всего лишь на уровне народного восприятия.

В общем, ничего не скажешь: «оседлали» протест. И после этого говорить о том, что в России есть политика?!

Есть, конечно, но скорее напоминающая то, что происходит в какой-нибудь «банановой республике» в Африке или в той же Северной Корее, правда, покамест в мягком варианте, ибо совершенно очевидно, что Владимир Вольфович не стал поднимать шумиху (а мог бы, представьте, если бы он сам примчался в Хабаровск, выступил на митинге и поставил ультиматум Кремлю — что закрутилось бы, даже помыслить боязно!) не просто так, но ради определенных преференций. На это указывает уже одно то, что врио был назначен представитель ЛДПР, то есть номинально регион оставили за либерал-демократами, как бы выказав уважение: что в Кремле с их мнением считаются. Это — во-первых.

Во-вторых, думается, среди тех «плюшек», которые пообещали Жириновскому в АП маячит и «пропуск» в Госдуму следующего созыва:

Поэтому Жириновскому сделали предложение, от которого он не смог отказаться: ЛДПР предает избирателей в Хабаровске в обмен на системные отношения с АП и гарантию списочного прохождения партии в следующую ГД,

— пишет в своем телеграм-канале политик и журналист Максим Шевченко.

Что на фоне трехдневного голосования, в формате которого, по всей видимости, и пройдет голосование в Госдуму, приобретает ни с чем не сравнимую актуальность. Ибо теперь избраться в нижнюю палату парламента, если ты не из «Единой России» и твоя кандидатура не согласована с АП, а, говоря точнее, если ты не являешься «подставным», будет ой как не просто, если вообще возможно — иначе власть ни за что бы не стала продавливать два «дополнительных дня» (как минимум, это непозволительная роскошь в плане расходов) для условно «досрочного голосования»:

Главная задача «досрочного голосования» даже не в том, чтобы полупринудительно мобилизовать весь лояльный электорат, а в том, чтобы получить возможность набросать за 2 дня в урны столько фальшивых бюллетеней, сколько потребуется, чтобы сделать бессмысленными любые попытки граждан голосовать по-настоящему. На ночь коробки с бюллетенями остаются без всякого контроля в УИКах, что, собственно, и составляет основной смысл «досрочки». К утру количество голосов, поданных за власть, может увеличиться в несколько раз,

объясняет необходимость в удлиненном формате политолог Борис Кагарлицкий.

В-третьих, в общую канву очень хорошо ложится инсайд телеграм-канал «Кремлевский безБашенник» о том, что «в случае положительной динамики в работе Дегтярева и его командной работы с АП и правительством, эксперимент с назначением "соколов Жириновского" в регионы будет продолжен уже этой осенью...».

Дело ведь в чем: ни для кого не секрет, что единороссы не пользуются большой поддержкой, а ребрендинг партии, о котором много трещали и звенели, так и не был проведен. К тому же не надо забывать про весьма нехилый антирейтинг (около 40%), с которым тоже ничего не было сделано. Да, можно сфальсифицировать и набросать за пару ночей кучу бюллетеней за кандидатов от партии власти, но это — а к тому времени экономическое положение станет еще хуже, что отразится на настроениях граждан — может привести к серьезным протестам, делегитимизировав выборы и взвинтив политическую турбулентность до заоблачных высот. И выход в этом плане один: создать альтернативу, как бы новую партию власти, на роль которой когда-то претендовала, но которой так и не смогла стать «Справедливая Россия». И выбор здесь невелик и очевиден.

Еще в начале нулевых в администрации президента говорили: все партии могут взбрыкнуть, даже нами же созданные. Только не всецело верный Жириновский. На него можно рассчитывать твердо и всегда. Невзирая на отдельно-регулярные риторические упражнения оппозиционного свойства,

напоминает политолог Станислав Белковский, добавляя, что к настоящему моменту ничего не изменилось.

Ну кто, кроме ЛДПР, практически всегда поддерживающей все антинародные инициативы власти, сможет стать «второй ногой» для «Единой России»? Вопрос, конечно, риторический. И то, что сейчас мы можем наблюдать по Хабаровску, очень четкий сигнал, что этот сценарий серьезно прорабатывается в АП.

Но одними либерал-демократами парламентская оппозиция у нас не ограничивается, не так ли? Так что там у нас с коммунистами?

По идее, для КПРФ «хабаровский кейс» — это подарок судьбы для перехвата инициативы. Но вот закавыка: не стали наследники Ленина и Сталина подбирать то, что уронили ЛДПР-овцы.

Да, региональное отделение Хабаровска провело свой митинг, но — отдельно от общего, а позже призвало создать Гражданский совет, чтобы усадить за стол переговоров недовольных жителей края и представителей власти, тем самым как бы выступая в роли консолидирующей силы — силы укрощающей и приводящей все к единому знаменателю. Но действия в стороне от самого протеста свело эти попытки до нуля, точно их и не было вовсе. Этому очень, кстати, способствовало и молчание федерального центра партии:

Специально заглянул в Твиттер Геннадия Андреевича Зюганова – у него нет ни строчки про Хабаровск. И в целом, голоса КПРФ про главную тему двух недель почти не слышно – потенциально они вообще могли возглавить там протест, как главная системно-оппозиционная партия. Но ничего нет,

— отметил публицист Павел Пряников в своем телеграм-канале.

Да, и Геннадий Андреевич, и вся партийная номенклатура точно воды в рот набрали, сделав вид, что это — не их тема, не их протест.

Но, черт возьми, кто мешал перехватить повестку? Пример Платошкина, который шел от компартии в Хабаровском крае на довыборах в Госдуму в прошлом году, продемонстрировал, что это очень даже возможно.

Вывод напрашивается сам собой: видимо, и в этом случае не обошлось без квот на следующую Госдуму. За молчание и опущенные руки.

Таким образом, две наиболее многочисленные и авторитетные системно-оппозиционные партии (справедливороссов оставим в стороне, где они сами и забронировали себе место, надо полагать, готовясь к скорому вылету из Думы) вывели «хабаровский кейс» из зоны своего внимания, предоставив жителям края «уникальную возможность» противостоять Кремлю в одиночестве, без организующей силы и партийной поддержки (во избежание разрастания протеста, что привело бы к переменам при наличии конструктивной повестки). Что прямо свидетельствует об имитационном характере нашей парламентской оппозиции. Говоря иначе — политической импотенции.

Фото: Типичный Хабаровск.