В СК РФ, заявляя, что в деле Фургала «нет политики», утверждают: они вообще нацелены и на расследование дел прошлых лет. Есть шанс, что новгородское следствие возьмётся за дело «Флайдерера»?

Напомним историю… Завод по производству ДСП «Флайдерер» входил в одноимённый германский концерн. Находился на расстоянии 900 метров от крайних домов деревни Подберезье. Построен ещё при губернаторе Михаиле Прусаке в августе 2006 года. Уже через месяц в органы власти стали поступать жалобы жителей деревень Подберезье, Чечулино, Нёкохово на ухудшение экологической обстановки. В декабре 2006-го и в июне 2007-го годов в Подберезье прошли сельские сходы. Участники были единодушны: «Флайдерер» нас травит! 

Как рассказывали жители деревень, нередко выбросы происходили под утро, в 4 - 5 часов, и в выходные и праздничные дни. Из-за формальдегида ухудшалось самочувствие: возникала головная боль, насморк, кожные высыпания, рвота, диарея. Особенно страдали дети. Так продолжалось все семь лет работы завода – до 2013 года. 

На разных людей выбросы влияли по-разному, в зависимости от чувствительности к формальдегиду и от расположения места жительства по отношению к воздушным потокам при ветре с «Флайдерера». Многократное воздействие выбросов привело через несколько лет к заболеванию жителей, в том числе детей аллергическим ринитом, дерматитом, аллергической бронхиальной астмой. 

Однако государственное учреждение «Центр гигиены и эпидемиологии в Новгородской области» за всё время ни разу (!!!) не выявило в атмосферном воздухе Подберезья превышение допустимого содержания формальдегида. Центр гигиены ни разу не отбирал пробы атмосферного воздуха в Подберезье ночью или днём в выходные. Хотя достаточно было это сделать пару раз, и реальная экологическая обстановка была бы выявлена в самом начале. Тем более что Центр гигиены не обязан предупреждать «Флайдерер» об отборах проб воздуха в Подберезье. 

Областное управление Роспотребнадзора, по заданию которого отбираются пробы воздуха в населённых пунктах, никогда не поручал Центру гигиены проверку не то что в тот же час после сообщения жителей об удушающем выбросе с «Флайдерера», – даже в тот день проверка никогда не назначалась. Дней через десять, а то и позже.

Начальник отдела Марина Бугаева, выступая в суде (о нём ниже) в качестве свидетеля, «убедительно» объяснила: «Мы не скорая помощь». Мол, для оформления письменного документа о назначении проверки требуется время. 

В год проводилась одна плановая и ещё по жалобам жителей несколько внеплановых проверок. Вывод всегда был один: всё нормально. 

Из заявлений граждан органы государственной власти и местного самоуправления знали, что от вредных выбросов «Флайдерера» жители страдают в течение десятков и даже сотен дней в году, тогда как проверки атмосферного воздуха проводятся лишь несколько дней за год, да и то, как выразился на сходе один из жителей, «ветер в одну сторону, а они с пробирками – в другую». Знали, что для эффективного контроля за состоянием атмосферного воздуха требуется постоянный мониторинг с ежесуточным отбором проб с интервалом в несколько часов. Но не предприняли никаких мер для обеспечения возможности его проведения. 

Бездействовали даже после того, как в ноябре 2007 года выяснилось, что житель Подберезья Борис Шумилкин (на фото) заболел аллергической бронхиальной астмой на фоне реакции на формальдегид, с которым он в производственной деятельности контакта не имел. Более того, заинтересованные лица стали противодействовать выявлению аллергической реакции на формальдегид других жителей, чтобы помешать установлению связи между их заболеванием и деятельностью «Флайдерера». 

Жителям Подберезья под разными предлогами отказывали в проведении аллер-тестов, поэтому в медицинских картах пострадавших от «Флайдерера» значится заболевание неизвестного происхождения. 

Администрация Новгородского района в ответ на жалобы сообщила жителям, что небольшой дискомфорт они могут ощущать из-за ошибочного субъективного восприятия лёгкого запаха древесины. В общем, то, что у человека понос, ему просто показалось. 

В декабре 2007 года 585 жителей обратились к губернатору Новгородской области Сергею Митину, назначенному на должность в сентябре. Граждане надеялись, что новый губернатор встанет на их защиту и на защиту воспитанников Подберезского интерната для детей-сирот с задержкой психического развития, за которых кроме государства вообще заступиться некому. Аналогичное заявление жители направили и в прокуратуру Новгородского района. В январе 2008 года прокуратура сообщила, что нарушений законодательства не обнаружено, экологическая ситуация в норме. 

Так же ответил и заместитель губернатора. Знал ли о письме сам Сергей Митин, неизвестно. 

30 января 2008 года газета «Русский караван» опубликовала статью об экологической ситуации рядом с «Флайдерером» «Бой после победы». Из источников, близких к областной администрации, стало известно, что после прочтения статьи губернатор Митин сказал: если «Флайдерер» превысит выбросы хоть на миллиграмм, он будет закрыт. 

Многие надеялись, что заветный миллиграмм будет выявлен с помощью судебной экспертизы в рамках дела по иску Бориса Шумилкина к ООО «Флайдерер» об устранении вредных выбросов. 
Рассмотрение началось в июле 2008-го. 

В день, когда суд назначил экспертизу, руководство «Флайдерера» торжественно закладывало вторую очередь предприятия. Сообщалось, что после пуска второй очереди оно станет крупнейшим производителем ДСП в Европе. Незадолго до этого на перспективную и престижную должность генерального директора завода в Подберезье германский концерн назначил сына посла России в Германии Владимира Котенёва. 

В церемонии закладки второй очереди участвовали первый заместитель губернатора Александр Габитов и генеральный консул Германии. В это время рядом с заводом жители Подберезья стояли с плакатами «Флайдерер! Хватит нас травить!», «Наши дети имеют право на чистый воздух»

Организатором и исполнителем экспертизы суд назначил «Центр гигиены и эпидемиологии в Новгородской области» (тогда им руководил Анатолий Росоловский). 

О датах отбора проб воздуха на границе санитарно-защитной зоны завода и у дома Бориса Шумилкина стороны были извещены заранее – в соответствии с ГПК. 

«Флайдерер» знал, когда нарушать нельзя. 

Неудивительно, что в ходе экспертизы анализ всех отобранных проб показал соответствие атмосферного воздуха Подберезья нормативам. И всё бы прошло для «Флайдерера» без сучка без задоринки, если бы сотрудники Центра гигиены из Тихвина Ленинградской области, отправляясь в Подберезье для проведения в рамках экспертизы сличительных замеров, не забыли предупредить Новгород, что выезжают. Прибыв с передвижной лабораторией в пятницу вечером, тихвинские специалисты провели суточный мониторинг с ежечасным отбором проб. Итог: превышение по формальдегиду максимально разовое в 10 раз (это в те самые 5 утра), среднесуточное – в 3, 6 раза. Однако потом результаты были объявлены ошибочными, в итоговом протоколе из Тихвина сведений о превышении не оказалось. 

Экспертиза сделала вывод, что экологическая ситуация в Подберезье в норме, а от чего у Шумилкина образовалась бронхиальная астма, сказать невозможно, поскольку, как следует из его амбулаторной карты, заболеваниями бронхо-лёгочной системы он страдал ещё до появления «Флайдерера», в том числе в 2005 году перенёс абсцесс лёгкого. На самом деле таких болезней у Шумилкина не было, и записей таких в его амбулаторной карте тоже нет. Медицинскую часть экспертизы проводил институт в Санкт-Петербурге. Амбулаторную карту представил ныне осуждённый за другие дела Анатолий Росоловский, который чуть не под конвоем повёз Шумилкина на экспертизу, хотя тот вполне мог приехать самостоятельно. 

В 2009 году Шумилкин обратился в следственный отдел с заявлением о фальсификации экспертного заключения. В возбуждении уголовного дела было отказано. Настоящая амбулаторная карта Шумилкина за все эти годы следствием так и не была затребована. На основании сфальсифицированного заключения судебной экспертизы 6 февраля 2009 года Новгородский районный суд отказал в удовлетворении иска Шумилкина. 

Жить рядом с «Флайдерером» стало совсем тяжко. В 2011 году, по поручению Общественной палаты РФ, в Подберезье прибыли педиатры. Вывод по итогам обследования: дети не могут придумать симптомы. Бронхиальная астма вызвана воздействием окружающей среды. 

«Флайдерер» продолжал выбросы. 

В мае 2011 года мамочки Подберезья обратились с просьбой о помощи к уполномоченному по правам ребёнка в РФ Павлу Астахову. 

Вскоре он посетил Подберезье и на пресс-конференции заявил: «Флайдерер» – это фурункул на здоровом теле новгородской власти. Чуть не на следующий день природоохранная прокуратура и управление Росприроднадзора начали проверку предприятия. И выявили нарушения, но не по формальдегиду, а по значительно более безобидному скипидару, по которому нарушения доказать было проще. Затем прокуратура обратилась в суд с требованием устранить нарушения по оформлению выбросов скипидарной группы. В 2012 году Новгородский районный суд иск удовлетворил. Это означало остановку «Флайдерера» на длительный срок, если не навсегда. 

Но областной суд решение отменил. 

Родную деревню спас Борис Шумилкин. Он разместил в интернете своё видеообращение к президенту РФ Владимиру Путину, кроме того вновь обратился в суд с иском. 

В 2012 году в рамках дела по его второму иску к ООО «Флайдерер» о прекращении вредной экологической деятельности была проведена экологическая экспертиза. Вывод: в 2010-11 годах «Флайдерер» загрязнял воду, почву, атмосферный воздух, превышая разрешённое количество вредных выбросов. Между деятельностью ООО «Флайдерер» и загрязнением окружающей среды существует причинно-следственная связь. Выводы сделаны на основании данных о выбросах непосредственно на трубе предприятия. 

Как только в марте 2013 года экспертное заключение поступило в суд, «Флайдерер» прекратил деятельность. Теперь там ООО «ИКЕЯ Индастри Новгород». 

Тем не менее на основании экологической экспертизы суд должен был назначить медицинскую экспертизу для установления причинно-следственной связи между деятельностью «Флайдерера» и заболеванием истцов – Шумилкина, его жены, заболевшей бронхиальной астмой в 2012 году, ещё одной жительницы деревни и её ребёнка. Но суд назначать экспертизу не успел. 

Накануне заседания, 28 июня 2013 года, Борис Шумилкин умер. 

Дело прекращено в связи со смертью истца, а также в связи с отказом от иска других истцов, видимо, всерьёз опасавшихся чего-то. 

Шумилкин умер не от мучавшей его бронхиальной астмы, а от приступа панкреатита, которого у него раньше не было. В справочниках сказано, что причиной панкреатита может быть не только употребление жирной пищи, но и отравление формальдегидом и ядами. Но ни того ни другого эксперты не обнаружили. 

В 2012 году Шумилкин, получив заключение экологической экспертизы, обращался в Следственное управление с ещё одним заявлением – о привлечении к уголовной ответственности должностных лиц «Флайдерера» за загрязнение окружающей среды, повлекшее тяжкие последствия, а также Анатолия Росоловского, который в 2010 году стал руководителем регионального управления Роспотребнадзора, – за то, что позволял им это делать. 

Это не гражданское судопроизводство, и смерть заявителя вовсе не препятствует разбирательству по его обращению. Надеюсь, теперь следствие этим займётся и таки даст оценку действиям других должностных лиц, в том числе представителей администрации Новгородской области. 

Автор: Галина Ярцева