Почему именно сейчас «повязали» «народного губернатора»: политическая подоплека «дела Фургала»

Хабаровск митингует уже четвертый день подряд, требуя вернуть своего губернатора, арестованного по обвинению в организации двух убийств и одного покушения. Правда, дела, которые инкриминируются Сергею Фургалу, четырнадцатилетней давности, что вызывает к жизни один простой вопрос: почему именно сейчас всплыли (если, конечно, они были) прегрешения прошлого — аккурат после принятия конституционных поправок?

Ответ, с одной стороны, на поверхности: если бы все это произошло незадолго до плебисцита, то Хабаровский край мог бы дать уж совсем хиленькие результаты. Но, с другой, почему не за два-три месяца тогда? Или год? Или десять? А еще лучше — четырнадцать лет назад? В общем, почему не когда-то тогда, а сейчас?

Объяснять взялся вице-премьер и по совместительству полпред по ДФО Юрий Трутнев (лучше б он этого не делал):

Когда человек идет на выборы губернатора, никаких проверок не существует. Любой гражданин Российской Федерации, достигший возраста, установленного законодательством, имеет право быть избранным. <…> Но уже, извините, когда его избрали, очевидно возникает целый ряд проверок, возникает интерес. <…> Когда человек становится губернатором, о нем говорят все и всюду,

— вроде бы разложил он все по полочкам.

Но вот ведь в чем закавыка: несколькими днями ранее глава комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн уверил общественность в том, что органы уже очень давно присматривались к политику — счет пошел на десятилетия!

Не удивлен аресту Фургала, удивлен, что так поздно. В оперативных учетах МВД он стоит с 1990-х как связь ОПС "Общак". Задержанный и осужденный в 2011 году преступный авторитет Тимоха был его помощником. Будучи депутатом, продолжил заниматься сомнительным бизнесом (переработка металла),

написал в своем Твиттере парламентарий.

Так и хочется спросить: вы что, господа, не могли там у себя прийти к единой версии происходящего, не могли договориться, что ли? Все некогда, дела государственной важности?

И ведь это еще не все: не будем забывать, что г-н Фургал, как-никак, экс-парламентарий. Именно с депутатского кресла он пересел в губернаторское. И что, к народным избранникам — по логике г-на Трутнева — не возникает интереса, так что ли? Или депутаты у нас считаются априори существами иного порядка — высокоморальными, которые даже помыслить о каком-нибудь правонарушении — ну хоть административном! — даже не могут?!

Что вы 14 лет молчали? 15 лет что вы молчали? Он выдвигался кандидатом в краевую хабаровскую думу, вы молчали, трижды был депутатом Госдумы, вы молчали, губернатором выдвигается, молчите!

— прямо с трибуны нижней палаты парламента упрекнул силовиков Владимир Вольфович.

И, что тут скажешь, справедливо упрекнул, ибо такая «отсрочка» между возможными преступлениями и обвинениями выглядит, как минимум, подозрительно. Настолько, что уже сложно не согласиться с экс-губернатором Иркутской области Сергеем Левченко, определившим, что это не случайность какая-то, но «система работы с лидерами общественного мнения от оппозиции».

И ведь это не единственный прецедент. В том же ряду можно назвать и лидера движения «За новый социализм» Николая Платошкина, которого посадили под домашний арест аккурат перед плебисцитом, и Павла Грудинина, которого не оставили в покое и после громкой победы Владимира Путина на выборах 2018-го, и красноярского политика Анатолия Быкова, которому вспомнили дело 1994 года. Да и г-на Левченко тоже вполне можно: не уйди он с поста сам — обогнал бы Фургала, что-нибудь да нашлось, а если нет, то сами понимаете.

Все это говорит о том, что, безотносительно того, виновен г-н Фургал или нет, дело в данном контексте явно политическое. На это, кстати говоря, намекнул сам Владимир Вольфович, указав Кремлю на, видимо, несоблюдение неких договоренностей:

Вы просили у нас Конституцию, мы вам дали Конституцию! А вы нам наручники на руки! Как при Сталине действуете.

Иначе его высказывание трудно интерпретировать.

Но если «фургаловский кейс» относится к политическому дискурсу, то и причины ареста губернатора следует искать именно в этой сфере.

Их, на мой взгляд, две. Первая: Хабаровский край под управлением г-на Фургала стал приобретать высокую степень самостоятельности, более того: претендовать на субъектность. Что для администрации президента создавало немало проблем, ибо любые планы АП на территории региона не работали без санкции г-на Фургала. Да что санкции! Он еще и торговаться вздумал (если верить телеграм-каналу «Кремлевский безБашенник», чей инсайд вполне укладывается в рамки рациональной логики):

Наш источник в АП сообщает, что в последний месяц Фургал фактически блокировал работу УВП с кандидатами в депутаты от Хабаровского края на предстоящие выборы в ГД: навязывал иные кандидатуры. Фургал через фракцию ЛДПР В Государственной думе пытался давить на АП, намекая на взаимозависимость решения по кандидатам в ГД и голосования по поправкам в Конституцию в Хабаровском крае.

Это уже, извините, предел наглости! А здесь не надо забывать, что г-н Фургал умудрился посадить своих людей почти везде, по сути, вытеснив со всех ключевых мест представителей партии власти. Думаете, не обидно «Единой России» было? По всей стране на (снова же: почти) всех важных позициях укрепились единороссы, а Хабаровский край (по территории — размером с Турцию) — как бельмо. Это, скажу я вам, унижение для единороссов каких поискать! Да и где это видано, чтобы рейтинг губернатора был намного выше, чем главы государства?! На прогнившем Западе такое, пожалуй, вполне возможно, но у нас в России, где духовные скрепы, традиционность и патриотизм правят балом, — это что-то из области фантастики.

К тому же не стоит списывать со счетов и человеческий фактор: УВП АП было сильно обижено на г-на Фургала за то, что он нарушил договоренность: после первого тура на губернаторских выборах 2018 года, когда стало понятно, что во втором он разделает ставленника Кремля под орех, ЛДПР-овец должен был снять свою кандидатуру, но — не снял. И ходят слухи, что ему этого не забыли.

Казалось, этого было бы достаточно для того, чтобы объявить непокорному губернатору войну. Но была и вторая причина: АП сильно опасалась повторения «казуса Хабаровского края», когда в губернаторы пролез представитель оппозиции — причем не согласованный с Кремлем! При повторении подобного казуса думские выборы 2021 года (в том случае, конечно, если не будет досрочных) могли принести АП дополнительную — и уже сводящую с ума — головную боль — в виде энного количества депутатов, чья лояльность режиму могла лопнуть, едва бы они заняли свои рабочие места. Да и выпускать Думу из-под единоросского контроля в период транзита — а мы сейчас находимся в нем, не будем демонстрировать напускную наивность — это чревато о-о-очень крупными неприятностями.

Отсюда единственный выход: усилить контроль над парламентскими партиями. К такому выводу, как пишет «Октагон», в АП пришли чуть ли не сразу после 2018-го, когда Фургал и победил на выборах. И уже в следующем году этот проект стали реализовывать, начав переговоры с Владимиром Вольфовичем касательно его отставки с поста председателя партии. Схема была проста: Владимир Вольфович получает крупные отступные и переходит на одну из руководящих должностей в Совфед, а за это председателем ЛДПР и руководителем высшего совета партии становятся люди, указанные Кремлем. Но вот, что касается отступных, г-н Жириновский сильно поднял ставки, что и завело переговоры в тупик. Поэтому АП ничего не оставалось, кроме как перейти к силовому давлению.

Но все-таки почему г-н Фургал, разве нельзя было, учитывая высокую степень оппозиционности Хабаровского края, выбрать объектом давления кого-то другого?

Можно, конечно, но именно Фургал был наиболее действенным рычагом. И вот почему:

Наш источник в Государственной думе сообщает, что с арестом губернатора Сергея Фургала партия ЛДПР лишилась существенного источника финансирования и прежде всего именно это явилось причиной недавнего бурного негодования Владимира Жириновского,

— пишет «Кремлевский безБашенник» (и опять же: как минимум, такое объяснение выглядит весьма логичным, что позволяет не отказывать ему в достоверности, по крайней мере, отчасти).

Вот и объяснение, почему сейчас: просто момент настал критический, наболевший. А с арестом г-на Фургала автоматически решается как вопрос с контролем над Хабаровским краем, так и с контролем над ЛДПР в преддверии парламентских выборов-21. К тому же и КПРФ неплохой сигнальчик, чтоб не артачилась, если что.

Тут даже не двух зайцев, а целых трех попытались уложить. Только вышло все очень топорно, в лоб, разных стратегических решений продумано не было, никаких тактических ухищрений не заготавливалось. Видимо, в Кремле полагали, что после «триумфа» с плебисцитом любая затея пройдет, что называется, без сучка без задоринки.

Отсюда и растерянность Кремля, и какой-то совершено детский лепет вместо нормальных объяснений, и полное непонимание, что же делать дальше.

Не ожидали, в общем, что «глубинный народ» может подать голос и возмутиться, а это, в свою очередь, означает, что для России еще не все потеряно.

Фото: Дмитрий Моргулис / ТАСС.