Матвиенко и Патрушев такого не простят: как Собчак похоронила свою политическую карьеру

Усидеть на двух и более стульях — задача не из простых, а подчас — и вовсе невыполнимая. Это только поначалу, когда только уселся, скажем, на два седалища, кажется, что вот так сможешь просидеть всю жизнь. Да почему ж вот так? Совсем не так: можно ведь еще стульчиков подтащить под пятую точку, чтоб почувствовать себя не просто избранным там, привилегированным, но самым настоящим небожителем.

Только вот в чем проблема: стоит лишь немного пошевелиться, как непрочная конструкция летит к чертям и, как итог, ухаешься меж стульчиков, в который раз доказывая, что сила притяжения — это не выдумка физиков.

На сей раз этот незыблемый постулат, который действует не только в точных науках, но и в нашей с вами обычной жизни, доказала Ксения Собчак, похоронив свою политическую карьеру.

Нет, я сейчас говорю не о ее громком заявлении о прямых выплатах населению в качестве господдержки в условиях коронакризиса, которые она назвала «неэффективными мерами».

С точки зрения здравого смысла, мне не кажется эффективной мерой просто раздача денег населению. Мне кажется, гораздо более эффективной мерой будет поддерживать средний и малый бизнес, который, в свою очередь, не будет увольнять людей,

заявила Ксения Анатольевна в эфире радиостанции «Эхо Москвы», упустив из виду то простое обстоятельство, что далеко не всё население задействовано либо в бюджетной сфере, либо в среднем и малом бизнесе.

Есть еще и самозанятые, и индивидуальные предприниматели, и те, кто занят в так называемой «серой сфере» (и здесь вина часто лежит не на работниках, но работодателях, не оформляющих своих сотрудников в «белую»), которые оказались за бортом, допустим, из-за ужесточения пропускного режима в ту же Москву и так далее.

Куда, конечно, интереснее то, как экс-кандидат в президенты мотивировала эту неэффективность:

Эти деньги сгорят, как в огне. Люди их проедят. И все равно, сколько будет это пособие — 20, 40, 50 тысяч рублей. Это не даст им нового заработка,

— объяснила она, пропустив, видимо, как нечто малозначительное, то, что, во-первых, два десятка млн россиян уже до коронакризиса находились за чертой бедности, а последний к ним прибавит как минимум еще десяток, а, во-вторых, что эти деньги как раз и нужны для того, чтобы их проесть, то есть элементарно поднять уровень спроса, если смотреть с чисто экономической точки зрения.

Но эти вопросы Ксению Анатольевну мало волнуют и понятно почему:

Помогать нужно сильным, а не слабым. Только сильные смогут помочь слабым. Только сильные смогут вытянуть на себе экономику, только сильные смогут не увольнять людей,

— резюмировала она, видимо, намекая на себя любимую. 

Вот такая социал-дарвинистская мораль.

Но это так, к слову, поскольку русский человек — он отходчивый. Ему, конечно, слова Ксении Анатольевны не понравятся, но злобу таить он не будет. А если и вспыхнет на сердце что — так быстро и сгинет, так что на голосах это, а госпожа Собчак, напомню, метит в думское кресло в следующем году, не отразится. Иначе на всех ее политических амбициях был бы поставлен жирный крест еще в прошлом году, когда она поддержала антинародную пенсионную реформу.

Но речь сейчас не об этом: это я так — больше как штрих к портрету, чтобы картинка получилась как можно более объемной и цельной.

Тут дело посерьезнее. А именно: компания «Монерон», занимающаяся добычей краба, как пишут «Ведомости», вошла в обновленный список системообразующих российских компаний, которые могут претендовать на финансовую поддержку со стороны государства.

В этой связи стоит обратить внимание на то, что Ксения Анатольевна некоторое время назад решила прикупить по 40% долей «Монерона» и «Курильского универсального комплекса». Правда, Южно-Сахалинский городской суд наложил на сделку вето, арестовав доли компаний и запретив налоговой инспекции регистрировать какие-либо сделки с ними, так как, по мнению Следственного комитета, бенефициаром вышеназванных компаний является Олег Кан, заочно арестованный в феврале этого года по подозрению в организации убийства предпринимателя Валерия Пхиденко и контрабанде краба.

Ксения Анатольевна на это известие отреагировала оперативно, обратившись за помощью к своей матери — сенатору Людмиле Нарусовой, которая написала письмо (скан опубликовал телеграм-канал «Незыгарь») председателю Верховного Суда РФ Вячеславу Лебедеву с просьбой провести проверку по факту заморозки сделки. Что со стороны Нарусовой является не совсем, скажем так, этичным, поскольку закон запрещает пользоваться своими полномочиями в личных целях.

Но что еще интереснее, так это то, как «Монерон» попал в список системообразующих предприятий. Ну, вы уже догадались: не без участия сенатора Нарусовой, которая в середине апреля просила главу Минсельхоза Дмитрия Патрушева, чтобы он ходатайствовать за сию фирму перед Комиссией правительства по повышению устойчивости развития российской экономики.

Откровеннейший «семейный» лоббизм.

«Но мало ли такого у нас в России? — задастся вопросом читатель. — Как это повлияет на политическую карьеру Ксении Анатольевны, которая в детстве у Владимира Владимировича на коленке сидела?»

А вот так и повлияет, самым что ни на есть непосредственным образом, поскольку коммерческие претензии г-жи Собчак вышли в политическую повестку, бросив тень — через сенатора Нарусову — на весь Совфед и, соответственно, его главу.

Телеграм-канал «Кремлевский безБашенник» со ссылкой на свои источники в АП пишет, что «по данной ситуации уже был серьезный разговор с Валентиной Матвиенко, а "крабовое лобби" Собчак стало основанием для усиления мониторинга за предметом обращений сенаторов и усиления контроля за деятельностью членов Совета Федерации...». «В кулуарах Совфеда поступок Нарусовой называют вторым "арестом Арашукова" в плане репутационого ущерба», — сообщает телеграм-канал «Нешульман», показывая весь масштаб «происшествия».

Причем недовольство обнаружилось и в Совбезе, как пишет «Незыгарь», «по факту огласки поддержки главой Минсельхоза Дмитрием Патрушевым просьбы Нарусовой по включению компании "Монерон" в списки системообразующих предприятий России». Не стоит забывать, что министр Сельского хозяйства является сыном секретаря Совбеза Николая Патрушева…

А Матвиенко и Патрушев-старший — люди не только очень влиятельные, но и жесткие (ибо без последнего не достичь первого): таких огрехов они не простят. Не позволят государственные органы с… ну вы поняли — с чем, мешать!

Так что теперь Ксении Анатольевне путь в большую политику заказан. Не видать ей думского мандата как своих ушей. Хотя, судя по ее высказываниям, она смотрелась бы в Госдуме очень органично — среди единороссов. Но жадность подвела.

Бывает…

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе.