«Кремлевский кризис»: «башни» сцепились за наследство Путина

Лимонов верно схватил самую суть тактической манеры Владимира Путина — «темнить»: «Такие вещи часто зависят от характера правителя. Вот нам достался такой правитель с кэгэбэшным прошлым: темнит все время», — определил он, комментируя отставку правительства Медведева. Эту же характеристику можно отнести и к конституционным изменениям, предложенным президентом в послании Федеральному собранию. Даже по истечении трех недель с момента оглашения президентом инициативы по изменению Конституции, а говоря иначе — запуска трансфера власти, контуры новой выстраиваемой политической конфигурации остаются весьма туманными.

Однако — шила в мешке не утаишь: по крупицам информации, просачивающейся в открытый доступ, складывается определенная картина, в принципе, претендующая на определенную степень достоверности. Впрочем, для точки отсчета достаточно уже имеющейся, точнее, ее отсутствия, касательно предложения президента о закреплении особого статуса Госсовета в Конституции:

Считаю необходимым кардинально повысить роль губернаторов в выработке и принятии решений на федеральном уровне... За прошедшее время Госсовет показал свою высокую эффективность, его рабочие группы обеспечивают профессиональное, всестороннее и качественное рассмотрение наиболее значимых для граждан и страны вопросов. Считаю целесообразным закрепить в Конституции России соответствующий статус и роль Государственного совета,

— заявил президент в послании Федеральному собранию.

Путин Посл

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе.

Чуть-чуть картинку прояснил глава профильного комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников, рассказав, что «фактически он сейчас существует, мы просто вносим [эти положения] в Конституцию, и, конечно, это будет конституционный орган, который будет рассматривать вопросы внутренней, внешней политики и так далее». При этом парламентарий подчеркнул, что «в полномочия президента вписывается его формирование, но сама организация деятельности будет прописана в специальном законе». По сути, это все, что мы знаем об этом органе на сегодняшний день. «Слепая поправка», как совершенно точно определил телеграм-канал (т-к) «Протопроедр».

Но даже на основании этого — секретности и явно больших полномочий, о чем и заявил Крашенинников, — можно сделать вывод, что Госсовет будет очень влиятельной структурой, по сути, с дублирующими президентские. Правда, с тем отличием, что орган будет коллегиальным, чем-то напоминающим Совбез — с той лишь разницей, что последний выполняет сугубо консультативную функцию, тогда как Госсовет будет обладать всей полнотой власти — после того, как Владимир Путин, по словам политолога Валерия Соловья, уйдет из российской политики в 2022 году, причиной чему послужат «личные обстоятельства непреодолимой силы». С этим, кстати, и связана та спешка, в которой и была запущена конституционная реформа:

Есть обстоятельства, которые его вынуждают торопиться. Ему надо завершить некоторые процессы в определенные сроки. И это сейчас главный драйвер российской политики,

пояснил Соловей.

Соловей 2

Политолог Валерий Соловей. Источник фото: Агентство деловой информации.

И вот здесь мы снова возвращаемся к Госсовету:

Это самый непонятный орган. О Госсовете говорилось и в 2017 году, предполагалось тогда, что Госсовет займет место в Конституции и на практике он станет местом, куда сможет уйти Владимир Владимирович Путин после того, как он завершит свой путь в качестве президента или даже раньше, речь шла и досрочном завершении президентских полномочий, и откуда будет руководить российской политикой. Но, на самом деле, в последнее время стали говорить о том, что речь идет об органе регентском. То есть у нас формально есть президент, но фактически он не в состоянии выполнять свои полномочия в силу тех или иных обстоятельств, и этим занимается Госсовет. Если посмотреть на конституционную поправку, там о Госсовете сказано немного, но в общем его полномочия повторяют полномочия президента. И у нас вот такая развилка: президент усиливает свои полномочия, благодаря этим самым поправкам, тем самым делая шаг от суперпрезидентской республики к сверхсуперпрезидентской, это — одна опция. Вторая — президент замечательный, полномочий много, но их выполнять он не может, поэтому на помощь приходит Госсовет,

— обрисовал ситуацию политолог.

На первый взгляд, эта версия отдает крепкой конспирологической закваской, но, по крайней мере, объясняет ту скорость, с которой стали развиваться события, начиная с президентского послания, которым Владимир Путин инициировал очень серьезные процессы. Но, видимо, что-то пошло не так. На это, как минимум, указывает то, что второе чтение поправок в Госдуме с начала февраля было перенесено на его конец. Отсюда главный вопрос: почему? (Навряд ли это объясняется тем, что социальные поправки существенно не отразились на рейтинге президента, которому не помогла и отставка непопулярного правительства).

Уж не связано ли это с «демаршем Пумпянского», ставшем открытым выпадом российских бизнес-элит против власти:

Любые будущие политические реформы или нестабильность могут привести к неопределенности среди инвесторов и ухудшению общей экономической ситуации, включая бегство капитала и замедление инвестиционной и деловой активности,

говорится в предварительной версии проспекта еврооблигаций Трубной металлургической компании (ТМК), контролируемой миллиардером Дмитрием Пумпянским, с уточнением, что «любые дальнейшие изменения в российском правительстве или его программе реформ или отсутствие консенсуса между президентом, премьер-министром, российским правительством, парламентом и влиятельными экономическими группами могут привести к политической нестабильности и ухудшению инвестиционного климата».

Пумпянский

Дмитрий Пумпянский. Фото: www.tmk-group.ru.

Этот выпад, с одной стороны, подтверждает инсайды многих т-к о панических настроениях в среде российских предпринимателей, которых всерьез напугали грядущие изменения, в особенности — неопределенность с ними связанная. С другой, учитывая наш развитой репрессивный аппарат в лице силовых и судебных органов, берут сомнения, что кто-то осмелился открыто выступить против предложений президента.

Поэтому единственно, что можно предположить, так это то, что акция была согласованная с верхами. И эта версия находит свои подтверждения: как сообщает т-к «Незыгарь», именно этот демарш и является ключиком к той двери, за которой и спрятана разгадка торможения процессов по трансформации политической системы, а называется она — «конфликт между "партией Служения" (партия Совбеза) и "партией Демобилизации" (партия Госсовета)», который уже окрестили «кремлевским кризисом».

«Незыгарь» со ссылкой на анонимный источник, пишет, что Пумпянский — «один из самых близких к секретарю Совбеза олигархов» при том, что он находится в контрах с новым премьером, что определяет как его «партийную» принадлежность, так и направленность высказывания, адресатом которого являются, по словам источника «Незыгаря» в аппарате правительства, «американские и европейские партнеры, которые учитывают связь Пумпянского с Кремлем; а, следовательно, его предупреждение фактически сигнал для западных консерваторов — необходимо отговорить Путина от опасных реформ». Вот они-то, реформы, и выступают камнем преткновения, так как в зависимости от того, будут они или нет, станет ясно, какая «партия» де-факто заберет бразды правления в свои руки. С пониманием этого проясняются и практически все непонятки, порожденные запущенным трансфером, поскольку основных сценариев два, а не один — от силового блока и прогматиков («госсоветчиков»).

«Партия Служения» давит на то, что конституционные изменения с усилением роли Госсовета приведут в конечном счете к двоевластию (президент против председателя Госсовета), что дестабилизирует систему, возможно, до кризиса, сопоставимого с 1993 годом. Исходя из этого, по их мнению, как пишет т-к «Скипетр», вернее остановиться на казахстанском сценарии трансфера, «когда Владимир Путин, уйдя с поста президента, сохранит за собой должность председателя Совета безопасности, а Государственный совет останется в прежнем декоративном виде». Поэтому «партия Служения» ратует за отмену пункта, согласно которому возглавлять Совбез должен именно президент и, соответственно, за расширения его, Совбеза, полномочий.

Патрушев

Секретарь Совбеза Николай Патрушев. Источник фото: «Вести.ру».

В свете такого предположения становится более-менее понятным и новое назначение экс-премьера Дмитрия Медведева на должность зампреда Совбеза, которую сенатор Владимир Джабаров приравнял к посту вице-президента. По сути, это — отложенное президентство, если верить словам Соловья об уходе Путина с политической сцены: преданного Медведева не списали со счетов, как могло бы показаться. На такой эффект эта перестановка и была рассчитана: создать видимость того, что Дмитрий Анатольевич ушел в тень и, надо полагать, уже навсегда. По факту же он ушел в резерв, дожидаясь своего часа, который должен был наступить через год-полтора, когда Совбез станет главным властным органом в стране.

Но против этого варианта выступает «партия Демобилизации», продавливающая сценарий с Госсоветом. Его, по информации т-к «Нешульман», будет формировать президент, который, на это, надо полагать, и надеются «госсоветчики», скомплектует его из представителей «партии Демобилизации».

Видимо, действия «партии Служения» (в частности, «демарш Пумпянского» и атака на Кириенко как главного идеолога в виде обнародования информации о его рублевских владениях) стали приносить результат, что подкрепляется, кроме переноса второго чтения поправок в Госдуме, слухами о том, что досрочных парламентских выборов все-таки не будет.

А тут еще сложная ситуация с упертым белорусским батькой (за интеграцию выступает, понятно, «партия Служения») и китайский коронавирус, опустивший цены на нефть, что в условиях транзита становится лишним дестабилизирующим фактором.

Поэтому пока и непонятно, что и как, ибо на повестке два сценария. По какому из них пойдет трансфер, по всей видимости, скоро станет ясно, ибо та неопределенность, в которую «кремлевцы» в своем «мочилове» вгоняют систему, может иметь очень далеко идущие последствия — вплоть до ее, системы, самоликвидации. А этого не хотят ни «госсоветчики», ни «службисты». Но вот воспользоваться путинским наследием жаждут и те, и другие. И компромисс здесь, похоже, недостижим. Только чистая победа, которая, будем надеяться, не обернется катастрофой для всей России.

Источник фото: сайт «Перелаз».