Ещё раз о повесившемся Колобке, «диссиденте» Бродском и первомайской «монстрации»... Какой стала интерпретация сюжета и закона судьёй Ящихиной

Первомайское чудачество молодых новгородцев под неологизмом «монстрация» уже вошло в новейшую историю Великого Новгорода. Поведали о ней многие средства массовой информации, в том числе, и «Ваши новости». О самой монстрации и странной реакции полицейского Данилова «ВН» рассказали здесь, здесь и здесь. О последовавшем судебном процессе в отношении Кирилла Бродского (на фото), признанном организатором действа, – здесь.

Сама «монстрация» выглядела как мирный проход десяти молодых людей с очень сильными политическими плакатами (наподобие «Панковка для панков», «Колобок повесился», «Пётр спит», «Пётр, спи!») по Большой Санкт-Петербургской от нашего «гайд-парка» до здания областного УМВД. Никого парни и девушки не трогали. Никому не мешали. Были идеально трезвы. Кто-то из числа прохожих улыбался, кто-то качал головой — максимум! А у здания УМВД парней и девушек «взяли» — полицейские.

После чего странная история и получила широкую огласку. Как стало понятно чуть позднее, в проходе десяти молодых людей по Санкт-Петербургской улице полиция усмотрела «публичное мероприятие». А о проведении «публичного мероприятия» должны быть уведомлены власти. Чего в случае с «монстрацией» – не было.

В этом и усмотрен «криминал».

В последнем материале – уже «из зала суда» – я рассказал о позициях сторон, о том, почему адвокат Алексей Музафаров считал, что никакого состава административного правонарушения в действиях молодых людей (среди них, напомню, было пятеро несовершеннолетних) нет, и, наконец, о судебном решении, которое, несмотря на комизм ситуации, как бы юридически обосновало действия полицейских, задержавших «монстрантов», и, по сути, благословило их на перспективу.

Публикуя ту статью, не смог я удержаться и от упоминания о том, что суд то ли над абсурдом, то ли над анекдотом вызвал-таки здоровую человеческую реакцию судьи Виктории Ящихиной. Правда, – «одномоментно». Улыбка озарила её лицо в тот момент, когда другой участник «монстрации» – Геннадий Лунгу – на вопрос судьи, какой именно плакат тот держал в руках, серьёзно ответил: «Колобок повесился».

Но на этом улыбки закончились.

* * *

13 мая, провозглашая постановление по делу Бродского о его виновности в совершении правонарушения (с назначением штрафа в 10 тысяч рублей), судья Ящихина огласила лишь резолютивную часть.

Но интересна была именно мотивировочная, дабы понять, на каких китах возведено то решение. Сегодня это и сделаем.

Выступая в суде, адвокат Музафаров особо обращал внимание на то, что в ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», регламентирующем публичные мероприятия, есть определённые критерии, которые, собственно, и придают мероприятию статус, позволяющий отнести его к компетенции вышеуказанного закона. Мероприятия, «подчинённые» этому закону, должны преследовать определённую цель: общественно-политическую, экономическую, социальную. А какая общественно-политическая цель может быть в речении: «Колобок повесился»? Её, правда, можно обозначить? Второе: массовость мероприятия. В новгородской «монстрации», если кто не знает, принимали участие всего-то десять (!) человек.

Доводы адвоката, как мы правильно понимаем, судья Ящихина признала несостоятельными.

Почему?

Попробуем почерпнуть ответ из постановления.

Мотивировочная его часть начинается с поминания ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, Конституции РФ, которые провозглашают право человека на свободное выражение мнений, сопряжённое, однако, «с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями».

Далее судья переходит к основополагающему в этой ситуации ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Цитирует-таки ст. 2 закона, где, в частности, говорится:

«Целью публичного мероприятия является свободное выражение и формирование мнений, выдвижение требований по различным вопросам политической, экономической, социальной и культурной жизни страны и вопросам внешней политики».

И уже здесь возникает простой вопрос: а что же из перечисленного соответствует нашей «монстрации»?

Так вот, единственное: свободное выражение мнения о том, что Колобок – повесился. Всё остальное – от лукавого, ибо мнение относительного того, что «Панковка для панков», либо «Пётр спит», либо тот же «Колобок повесился» (и т.п.) никак не может быть причислено к «различным вопросам политической, экономической, социальной и культурной жизни страны и вопросам внешней политики».

Из другой это оперы – точно!

* * *

Так или иначе, но из этого пассажа мы можем сделать вывод о том, что шествие с плакатами а ля «Колобок повесился», по мнению новгородского суда, является публичным мероприятием потому (и только потому!), что они (плакаты), как ни крути, но мнения выражают, а может быть, даже и формируют: а вдруг кто-то из прохожих, увидевших тот плакат, и правда уверовал, что Колобок – повесился?!

Вот, собственно, и всё: поскольку судья Ящихина столь легко доказала, что шествие десяти чудаков с дурацкими плакатами — публичное мероприятие, значит, да, нарушили они закон: поскольку уведомление о проведении «публичного мероприятия», действительно, требуется. А его – не было!

Значит – за дело наказали Бродского!

Как хотите, так это и понимайте! Но дышать, определённо, стало чуть тяжелее!

...Ближе к финалу постановления судья Ящихина пишет ещё раз:

«Под шествием понимается массовое прохождение граждан по заранее определённому маршруту в целях привлечения внимания к каким-либо проблемам».

Ключевая фраза здесь: «привлечение внимания к каким-либо проблемам».

Внимание к тому, что Колобок – повесился, привлечено самых широких слоёв общественности!

Это чистая правда!

* * *

При всей анекдотичности ситуации решение, вынесенное судьёй Ящихиной, очень далеко от «шутейности». Штраф, назначенный Бродскому (10 тысяч рублей), конечно, парня не разорит. Социально важен итог судебного разбирательства совсем по другой причине: вероятнее всего, оно станет образцом, на который будут равняться, и получит прецедентный смысл.

Вот что – страшно. Страшно ещё и из-за того, что подобные решения возвращают страну если не к сталинщине, когда за слово людей к стенке ставили, то к брежневщине, ставшей символом попрания прав человека, в том числе, и на свободу слова.

...Сегодня адвокат Музафаров сообщил, что постановление судьи Ящихиной будет-таки обжаловано в апелляционном порядке в Новгородский областной суд.

Фото автора