Закидон Байдена и его последствия для планеты

Американскому президенту удалось совершить гигантский рывок в международной политике. Дав утвердительный ответ на вопрос журналиста, считает ли он Владимира Путина убийцей, Джо Байден, вернее стоящие за ним политические силы, спровоцировал скандал таких глубины и масштаба, которому не найдется примера в истории российско-американских отношений. При всех взаимных обвинениях и идеологических разногласиях в период холодной войны позиции сторон были строго структурированы и минимально отклонялись от заданных параметров враждебности. Глобальная стратегия взаимного ядерного сдерживания предполагала, что любое обострение опасно приближает угрозу войны, чего допустить нельзя ни при каких обстоятельствах.

Ситуация изменилась кардинально. Мир постепенно забыл о страшном опыте Второй мировой войны и прежние страхи ушли, уступив место новой конфликтности, в рамках которой Америка легко применяет средства, прежде считавшиеся в дипломатии недопустимыми. Уже назвав российского лидера убийцей, Байден в том же интервью без малейшего смущения говорит о возможности сотрудничества с Россией, когда этого требуют американские интересы: можно «одновременно идти и жевать жвачку». И это не свидетельство биполярного расстройства, а яркий пример несокрушимой уверенности в том, что ни одна страна, как бы унижительно не называл ее Вашингтон, не смеет полностью заморозить отношения с США. Иллюзия собственного глобального доминирования по инерции продолжает формировать американскую внешнеполитическую стратегию.

Списывать высказывание Байдена на его деменцию больших оснований нет, особенно после того, как Джен Псаки заявила, что американский лидер нисколько не сожалеет о сказанном. Ответ, может, и не был особенно продуманным, поскольку Байден ограничился фактически кивком и не стал развивать тему, но он соответствует намерениям Белого дома повысить ставки и резко усилить политику сдерживания России. Президент США таким образом подает сигнал своим европейским партнерам, на каком языке отныне надо обещаться с Москвой. То есть следует отбросить все условности и нормы дипломатического этикета и переходить к вербальной атаке на экстремальных режимах.

Проблема, однако, заключается в том, что, пустив в ход такую риторику, американский лидер должен сопроводить ее практическими действиями. А этого сделать не получится, поскольку санкционный ресурс почти исчерпан, о чем не раз уже говорили чиновники в США, и практика огораживания России с целью разорвать ее экономику в клочья не принесла ожидаемых результатов. В результате словесный выпад Байдена, наделавший столько шума, подорвал его позиции: на деле выясняется, что это просто словесный мусор, или, сошлемся на ответ Владимира Путина, обзывалка. Цена таким оскорблениям, если за ними не следуют практические шаги, оказывается нулевой.

Мобилизация Европы не состоялась, поскольку ее реакция на произошедшее двойственна. Силы, которые сейчас управляют европейскими странами, готовы поддержать любую инициативу из США, но правая оппозиция сочла выходку американского президента возмутительной и ломающей стандарты международной политики. А это чревато опасным перекосом мировой геополитической архитектуры. На каком-то этапе новая конфликтность, набрав темпы, обретает собственную логику и не поддается корректировке извне. Именно поэтому многие говорят сейчас о перспективах третьей мировой войны. Понятно, что это не будет прямым столкновением между Россией и США, но на территории третьих стран такое вполне возможно. Причем очагов противоборства может оказаться несколько. Вспомним, как американские и советские летчики вели между собой воздушные бои во Вьетнаме или Южной Кореи.

Реакция Москвы в среднесрочной перспективе должны быть максимально жесткой. В противном случае Вашингтон, утвердившись в своей уверенности, что любые фортели ему сходят с рук, двинется дальше в поисках еще более оскорбительных средств воздействия на Россию. Необходимо на значимый срок не менее полгода обездвижить все отношения с США, кроме максимально необходимых контактов. Как, например, обмен информацией между военными в Сирии о планируемых операциях. Есть и другие технические моменты.

Есть отчетливо позитивный аспект в сложившейся ситуации. Она ускоряет сближение России и Китая, которые вместе будут менять порядок на планете, лишая США и Европу лидирующих позиций. Этот процесс, начало которому было примерно 7 лет назад, постепенно набирал обороты, но Джо Байдену удалось в одночасье его форсировать до, надеюсь, предельных значений.

Автор: Андрей Бабицкий

Фото: Carolyn Kaster / AP/TASS