«Выпили водки и пошли воевать дальше». Как освобождали Новгород

Осенью сорок третьего года в Ставке Верховного Главнокомандования завершалась разработка Ленинградско-Новгородской операции, которая должна была стать началом наступлений, вошедших в историю войны под названием «Десять сталинских ударов». Гитлер понимал политическое значение предстоящего сражения, от исхода которого зависела судьба союзной рейху Финляндии, Прибалтики и группы армий «Центр». Поэтому он категорически отверг предложение отвести войска на линию «Пантера». Особое внимание уделялось Новгороду, который был важнейшим узлом немецкой обороны. На совещании своего штаба командующий 18-й армии генерал Линдеман прямо заявил: «Если мы потеряем Новгород и Волхов, то проиграем войну».

Против Волховского фронта действовали шесть пехотных и три авиаполевых дивизии, танковые и артиллерийские соединения. На новгородском направлении оборону держали отборные гитлеровские части, и среди них хваленая 28-я легкая пехотная дивизия, прорывавшая линию Мажино во Франции и первой вошедшая в Париж. Особым упорством в боях отличался 561 штрафной батальон из провинившихся нацистов.

Немцы опоясали Новгород целой цепью опорных пунктов. В качестве оборонительных сооружений они использовали земляной вал Окольного города, монастыри, церкви, крепостные башни и даже кладбища. Основу обороны составляли бетонные доты, соединенные паутиной траншей. Все подходы были заминированы и опутаны колючей проволокой и спиралями Бруно.

Главная роль в предстоящей операции по освобождению Новгорода отводилась 59-й армии под командованием генерал-лейтенанта Коровникова. Замысел штаба Волховского фронта заключался в том, чтобы не брать Новгород в лоб, а обойти его с севера, перерезав пути снабжения. Когда план был уже почти готов, с неожиданным предложением выступил генерал Свиклин.

Идея Свиклина заключалась в том, чтобы одновременно с основным ударом с севера нанести вспомогательный удар с юга со стороны озера Ильмень. Это предложение многим показалось авантюрой. Наступать предстояло по тонкому льду, без артиллерийской подготовки, преодолев 15 километров открытого пространства. Все помнили, как прошлой зимой попытка наступления по льду озера возле села Коростынь обернулась массовой гибелью якутских стрелков. Но Свиклин стоял на своем. Его главный аргумент заключался в том, что именно так рассуждал и противник, не ожидавший нападения со стороны озера. В конце концов, предложение Свиклина было принято, а сам Теодор Андреевич получил назначение командующим южной группой.

Сразу после утверждения плана операции началась скрытная переброска войск, инженерная подготовка и обучение солдат и командиров. В тылу армии были воссозданы опорные пункты противника с такими же траншеями, дотами и заграждениями. Подготовка к операции велась в условиях строжайшей секретности, штабные документы готовились в единственном экземпляре и только от руки.

Напряжение нарастало. Новый, 1944-й год, бойцы и командиры Волховского фронта встречали с особым чувством. Все понимали, что впереди решающие сражения, и что для многих этот год станет последним годом жизни. Политработники рассказывали о зверствах фашистов на оккупированных территориях, показывали фотографии казней, сожженных деревень. Впрочем, убеждать бойцов особой необходимости не было. В войсках накопилось столько ненависти к врагу, что люди были готовы драться насмерть.

За двое суток до начала наступления штурмовые батальоны заняли исходное положение, сменив на участках прорыва обороняющиеся части. Ночью саперы сделали проходы в заграждениях и минных полях. 13 января провели разведку боем, чтобы обнаружить систему огня противника.

Последнюю ночь перед наступлением генерал Коровников не сомкнул глаз. Рано утром наша артиллерия должна была нанести по позициям противника мощный удар. Генерал тревожился о том, что, разгадав наш замысел, немцы заранее отведут свои войска на вторую позицию, и тогда артиллерия ударит по пустому месту. Не радовала и метеосводка. Погода окончательно испортилась, метель и низкая облачность не позволяли использовать авиацию. Но военная машина была уже запущена, а обратного хода у нее нет.

В школе деревни Холынья генерал Свиклин давал последние указания сидящим за партами офицерам южной группы. Когда спустилась ночь, батальоны двинулись по замерзшей реке Мсте и вскоре вышли на лед Ильменя. Двигались в полной тишине, курить и разговаривать было строго запрещено.

Южнее Новгорода оборону держали 658-й и 659-й эстонские батальоны и 256-й литовский батальон. Уже рассвело, когда перед их позициями из вьюжной круговерти вдруг как призраки возникли фигуры в белых масхалатах со штыками наперевес. Ошеломленные эсэсовцы кинулись в бега. Зная об их расправах над мирным населением, пленных не брали.

В 10 часов 50 минут на направлении главного удара началась мощная артиллерийская подготовка, продолжавшаяся 110 минут. По воспоминаниям пленных немцев это был настоящий ад. Еще не отгремели последние залпы, когда вперед двинулись пехота и танки.

Наступавшие части быстро переправились через замерзший Волхов, но затем движение замедлилось. Танки вязли в болотах, люди шли по колено в топком месиве, таща на себе технику. Опомнившись от первого шока, немцы оказывали яростное сопротивление, часто переходя в контратаки. Немецкое командование перебросило на участок прорыва свежие батальоны. За целый день ожесточенных боев удалось продвинуться только на один километр.

Тем временем южная группа продолжала расширять плацдарм на побережье Ильменя. Проклиная своих прибалтийских сателлитов, генерал-полковник Линдеман бросил в бой кавалерийский полк «Норд». Но у Свиклина был приготовлен достойный ответ. Возле Юрьева монастыря разыгралось эффектное зрелище. Наперерез немецкой кавалерии, взрывая снежные вихри и поливая врага пулеметным огнем, помчался аэросанный батальон. Испуганные кони сбрасывали всадников, калеча их копытами.

Для развития успеха южной группы подоспели две стрелковые дивизии и бронебатальон. Под тяжелыми броневиками ильменский лед трещал и прогибался. Видя неуверенность экипажей, генерал Свиклин сам сел в головную машину, за ним двинулись остальные. Немецкая авиация непрерывно бомбила озеро, но наступление не останавливалось. Поозерские деревни Самокража, Ракомо, Козынево по несколько раз переходили из рук в руки.

140304209 3791575890888965 7055265252629998635 o

Ожесточенные бои продолжались и на главном направлении. Снежная равнина чернела воронками и телами погибших. Как только позволяла погода, в воздух поднималась наша авиация. На третий день удалось взять один из главных пунктов немецкой обороны в Подберезье. На пятый день боев части 59-й армии подошли к Новгороду с трех сторон, замыкая внутреннее кольцо окружения противника.

18 января командующий 18-й армией Линдеман отдал приказ своим войскам отступать. Части 28-й егерской, 1-й авиаполевой дивизии и кавалерийского полка "Норд", бросив тяжелое вооружение, вечером спешно оставили Новгород. Однако выйти из окружения всем немцам не удалось. В районе деревни Горынево соединились подразделения 6-го стрелкового корпуса и 372-й стрелковой дивизии южной группы Свиклина, перерезав пути отступления. Большая часть окруженных гитлеровцев была уничтожена, около 3000 солдат и офицеров попали в плен.

В ночь на 20 января начался штурм Новгорода. С рассветом в городской черте завязался бой с не успевшими покинуть город немцами. Впереди шли бойцы 378-й стрелковой дивизии, сформированной из сибиряков. В 11 часов 25 минут на стене древнего новгородского кремля взметнулось знамя 1258-го стрелкового полка. Его водрузили командир полка Александр Швагирев и заместитель командира дивизии полковник Вячеслав Николаев.

Освободителей Новгорода никто не встречал, город был пуст. И только на следующий день милиция выявила уцелевших жителей. В руинах Свято-Духова монастыря прятались 9 человек, в Нехинской слободе - 15, на еврейском кладбище возле Псковской слободы - шесть человек. Это было все, что осталось от 48-тысячного довоенного населения Новгорода.

Вечером по Всесоюзному радиодиктор Левитан зачитал приказ Верховного Главнокомандующего. Москва салютовала освободителям Новгорода 20-ю артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий. Отличившиеся воинские части получили почетное наименование «Новгородских». Но в самом Новгороде особых торжеств не было, как вспоминал один из его освободителей: «мы просто выпили водки и пошли воевать дальше».

Освобождавшая Новгород 59-я армия генерала Коровникова продолжит воевать в составе 1-го Украинского фронта, освободит концлагерь Освенцим, будет громить фашистов на Одере и Висле. Имя ее командующего сейчас носит одна из новгородских улиц, а сам Иван Терентьевич стал первым Почетным гражданином Великого Новгорода. Полковник Александр Швагирев, водрузивший знамя на стену новгородского кремля, погибнет в августе сорок четвертого и будет похоронен в братской могиле латвийского города Ливаны на берегу Даугавы.

Автор: Виктор Смирнов

Изображения представлены автором.